Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

воскресенье, 28 августа 2016 г.

Пятая скорость

Пятая скорость


Герман Анатольевич дал по тормозам и снизил скорость до нормальной. На это ушла почти минута. Такие длинные паузы в разговоре редко кому нравятся, и чтобы как-то снизить ожидаемый дискомфорт и даже раздражение, он крикнул на ходу:
  • Что ты сказал, сынок?
  • Зачем. Ты. Закрываешь. Теплицы. На ночь?, - отделяя слово от слова, громко повторил свой вопрос сын Альберт.
Так и есть - Герман Анатольевич снова показался тугоухим тугодумом. С этим нужно что-то делать. Приходится переспрашивать, снижая скорость. Или уж не разгоняться? Нет! Кто знает, сколько времени отпущено ему на исследования? Задачу нужно решить. Не только найти решение, но и успеть как-то распространить, донести до людей.


Вот уже какое-то, пожалуй, довольно продолжительное время, может, год, Герман Анатольевич решает одну важную задачу - ищет, как научить взрослых детей успевать за своими старыми родителями. Собственно, у задачи этой, как у палки, два конца. Старики, не знают о себе, не умеют справиться с тем, что дарит им старость - высокая скорость мысли. Пытаются как-то самостоятельно что-нибудь такое придумать, но часто получается смешно, старики выглядят жалкими или, наоборот, кажется, что они жестоко издеваются над своими детьми.

воскресенье, 21 августа 2016 г.

Человек и паук

Человек и паук


Павлов дочистил зубы, вымыл щётку, воткнул её в комбинированную пластиковую мыльницу и улыбнулся. Через нижнюю губу скользнула дорожка зубной пасты. Павлов перевел взгляд на зеркало, увидел себя и снова улыбнулся. Поднял сложенными лодочкой ладонями штырёк деревенского умывальника, набрал воды и прополоскал рот. Теперь можно вплотную заняться неожиданно появившимся предметом изучения.
Справа от Павлова в центре затянувшей окошко сарайчика паутины сидел паук.
  • А ты вырос за лето!, - вслух оценил размеры паука Павлов, но получилось, как будто он поздоровался.


Паук пошевелился, и по паутине пробежала еле заметная волна. Павлов знал паука с мая. Тогда он был совсем меленьким - с зёрнышко риса. Через три месяца, в августе паук был уже размером с тыквенную семечку. Павлов и не представлял, что пауки могут быть такими большими. Обычный паук, не тарантул. Серый и даже с каким-то рисунком на спине.