Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

воскресенье, 14 мая 2017 г.

Майский снег


Именинникам посвящается:
моему сыну Александру и
моей маме Ганне Ивановне.

Майский снег
(научно-фантастический рассказ-сказка)


Автомобильные дворники смахнули с лобового стекла ночной слой снега. Автомобильное радио теплым женским голосом объявило:
  • Прослушайте прогноз погоды на тринадцатое мая...
В этом году май выдался… Не май, а ноябрь какой-то!
Огородников поежился плечами от холода и с неохотой смахнул ладонью тающие снежинки с драпового осеннего пальто. В салоне машины было промозгло и сыро. Огородникову было зябко. За окнами  безградусная температура. То есть, ноль.
Надо бы посидеть минут пять, прогреть двигатель, но так можно окончательно замерзнуть. В движении мотор прогреется быстрее. Печка задует теплом в ноги.
Тронувшись задним ходом со стоянки на газоне возле дома, автомобиль заскользил летней резиной, зарываясь в колею, пропитанную водой талого снега, как губка для мытья посуды. Огородников переключил на первую скорость и осторожно выехал вперед, выворачивая руль из колеи. Автомобиль покатил по асфальтовой дороге подмосковной деревни, барабаня по днищу отлетающими от колес ошметками грязи. Дворники ритмично смахивали налипающий на лобовой стекло мокрый майский снег.
Весна!
Ничто так не объединяет людей, как общая беда. И ничто так не разъединяет. В бедах каждый сам за себя. Зачастили с визитами друг к другу главы великих держав. На фоне их глобальных забот всякие ритуальные танцы, наподобие выборов, смотрелись комично. Мир лицом к лицу столкнулся с опасностью планетарного масштаба.
Как это часто бывает, какой-то любитель и дилетант из провинциальной Рязани, нигде толком не работающий фрилансер, болтающийся в своих увлечениях между айтишниками, физиками и математиками, решил запустить программу для вычисления траектории движения хорошо известного ученому миру астероида Цирцея, открытого парижской обсерваторией аж в 1855 году. Цирцея возвращалась из дальнего похода по своей эллипсоидной орбите, и как раз в 2017 году должна пройти в минимальном удалении от Земли, радуя астрономов и астрофизиков вожделением рассмотреть астероид в телескопы, как на ладони. Молодой гений, сидя на кухне и ругаясь на медленный вайфай, сделал сенсационное открытие - траектория Цирцеи будет отклонена от расчетной из-за большой массы искусственных спутников Земли настолько, что астероид может попасть в поле планетарного притяжения и упасть на землю. Парень поделился новостью в соцсети. Фоловеры посчитали новость фейком.
Сирээм-системы отследили пост по ключевым словам “катастрофа” и “всем ...здец”. К молодому человеку наведались в гости вежливые люди в штатском и вежливо попросили проехать с ними для выяснения некоторых обстоятельств. Расчеты подтвердились. Прошел доклад на самый верх. Время не терпит. До предполагаемого падения астероида Цирцея оставалось меньше месяца.
Мировая научная общественность всполошилась. Мировые лидеры быстро потушили пожар паники и ввели режим омерты - молчания. Принятые наспех решения выполнялись незамедлительно. В океаны падали выводимые из строя спутники связи, метеорологические, картографические. То тут, то там простые люди жаловались на перебои с мобильной связью и телевидением. Дольше всех держались военные спутники. Оставили только те из них, что могли потребоваться в решении проблемы астероида.
Аврал!...
Огородников переключил радио на канал с музыкой. Новости не радовали. Хорошую погоду даже не обещали. В салоне машины густо воняло луком прорастающего в сеточке лука-севка, который Огородников купил накануне майских праздников и возил в багажнике, чтобы высадить в грядки, но… Покрытые снегом грядки не пускали луковки в землю. Огородников злился на погоду.
Если сейчас не высадить лук, он не созреет к осени. Если высадить, лук замерзнет и сгниет. Патовая ситуация. В голову лезли разные инженерные идеи. Высадить лук в теплице и подогревать ее костром, электрообогревателем, мощными электролампами. Нет! Теплица нужна для высадки рассады помидоров. Высадить лук в грядку и затянуть ее укрывным нетканым полотном в несколько слоев. А если ночные морозы будет еще сильнее, чем сейчас? Парник! Огородников ехал в хозяйственный магазин за дугами и пленкой для парника. Он высадит лук в грядку и установит над ней парник! Надо торопиться! Воняющий луком севок торопил Огородникова решить его вегетативную судьбу.
Выход есть!
Не повезло тихоокеанским странам. Именно в этот океан упадет Цирцея, если ничего не поможет. Размеры астероида таковы, что волна от падения вызовет цунами, еще не бывавшего в истории планеты. Ударная волна, уходящая вглубь Тихого океана спровоцирует тектонические сдвиги. В свою очередь, землетрясения и извержения вулканов практически гарантированы. Так что реплика рязанского паренька, попавшая в ловушку сирээм, оказалась пророческой - “Всем ...здец!”.
Американцы, самые организованные в таких случаях, планировали массовую эвакуацию населения. За ними в подобных планах последовали Япония, Океания, Австралия и Новая Зеландия. Горячий южноамериканский народ решили даже не оповещать. Никто не смог бы предсказать их реакцию на фатальные прогнозы. Приступить к исполнению планов мешало лишь простое соображение - а что, если пронесет, и астероид пролетит мимо? Убытков от эвакуации будет, пожалуй, не меньше, чем от катастрофы.
Американцы тянули резину. Благо, что новый президент был дядькой малопонятным, как “тёмная лошадка”, и как бы выскочивший, как прыщ на носу. Если бы не послевыборная неразбериха, организованные штаты давно бы опустошили континент от населения, и по оставленным без присмотра домам шныряли бы банды мародеров.
Европу, такую же обестолковившуюся от политических потрясений, охватила паника. Хорошо, что только в правительственных верхах. Традиционный аристократический гедонизм вылился в массовые алкогольные возлияния, покуривание травки и понюхивание порошка высшими чиновниками и чиновницами. Европейцы не знали, что делать, оглядывались с надеждой на американцев, по-прежнему не доверяли русским, хотя зря…
Научный потенциал возрождающейся России, скрываемый от врагов и тайно шагающий к превосходству во всех оборонно значимых сферах, как-то совершенно без паники, пьянства и дисциплинированно вел расчеты и рассматривал варианты. Президент и его правительство без суеты методично воплощали пункт за пунктом своих планов.
Поневоле позавидуешь!
Запиликал мобильный телефон, закрепленный в держателе на передней панели автомобиля. Огородников смахнул пальцем кнопку айфона.
  • Папа! Привет!, - это был сын.
  • Привет, сын!, - Огородников был рад звонку, сын звонил не часто.
  • Завтра у меня день рождения…, - начал сын.
  • Да помню, помню!, - улыбнулся Огородников.
  • А можно мы с ребятами приедем к вам на дачу на шашлыки и вообще?, - сын замолчал, ожидая ответа отца.
  • Конечно, можно! Приезжайте! Вот только…, - Огородников с досадой глянул на заснеженную обочину. - Только холодно. Давайте я вам баню протоплю, чтобы было, где погреться.
  • Отлично!, - сын был доволен, отец тоже.
Значит, нужно купить в хозмаге пару пакетов древесного угля, новые решетки для барбекю и свежие шампуры. Сын попрощался до завтра. Огородников стал в мыслях пересматривать список покупок. Вонь от лука-севка, озабоченного собой, заставляла подумать, а не купить ли нового севка? Этот уже даже пророс.
Заботы!
Русские - эти коварные хитрецы… Они отселили население Камчатки и Сахалина, а также прибрежной океанской полосы в глубину до ста километров под предлогом проведения масштабных учений и ввиду обострения Северокорейской ситуации. Под этим же предлогом переместили корабли тихоокеанского флота в Индийский и Ледовитый океаны.
Военные метеорологи распыляли самолетами боевой авиации особые вещества, блокирующие светопроницаемость. Над всей поверхностью территории России наступила зима, какие бывают при масштабных извержениях вулканов, когда пепел не дает солнечному свету нагревать почву. Делалось это неспроста.
По смелым, но обоснованным расчетам российских ученых, гидроудар при падении астероида в Тихий океан передаст также волну магме и ядру. Волна пройдет насквозь через планету, и может вызвать сдвиги литосферных плит. Тогда не избежать выбросов магмы через стыки между пластами евразийской плиты. И это в пожароопасный период горения лесов, степей и торфяников. Лучше, если в России повсеместно будет зима, и зима началась.
И это не всё!
Огородников скрупулезно вычитывал на этикетках садово-огородной химии инструкции. Внимание его привлекли обогревающие шашки, изготовители которых обещали сбережение посадок от заморозков за счет формирования особого тумана, обладающего совершенной тепловой непроводимостью. Значит, если зажечь эти волшебные шашки внутри парника, высаженному луку-севку не грозит вымерзание от этой странной весенней зимы.
На всякий случай Огородников поискал следы китайского происхождения огородной химии, но не нашел. Записи мелким нечитаемым шрифтом уверяли, что химические дымовые шашки выпускает лаборатория бывшего оборонного завода, который, в результате программ конверсии, внедряет в народное хозяйство уникальные технологии двойного назначения.
Теперь оставалось найти и купить главное - дуги и пленки для парника. Среди выставленных на стеллажах предложений Огородников отдал предпочтение еще одному произведению инженерного искусства бывшего оборонного предприятия, изготавливающего дуги из особого авиационного дюралюминия с добавлениями титана. Нетканый материал для обтяжки дуг предлагался тоже необычный - с добавлениями синтетической вискозы, гарантирующей защиту от влаги и гниения восемьдесят лет.
Оборонпром рулит!
По причине всеобщего ажиотажа правительств на празднование Дня победы никто из обычно не брезгующих приглашениями русских руководителей не прибыл, а зря. Верховный главнокомандующий хитро посмеивался, сквозь пелену падающего снега помахивая рукой с трибуны, непривычно загораживающей от обозрения Мавзолей.
У русских был припасен еще один “козырь в рукаве”. Когда-то давно, еще в период расцвета советской науки был создан уникальный объект. Огромный металлический шар диаметром около одного километра. Вес его был феноменальным. Из чего уж он был сделан, знают только создатели шара. Когда шар собрали, планета изменила геометрию своего вращения, наклон оси вращения отклонился на несколько градусов. Это привело к некоторым климатическим изменения во всем мире. Однако назначение шара было в другом.
Шар лежал себе посреди бескрайней сибирской тайги в полуторе тысяч километров от Уральской гряды. За годы шар погрузился в почву почти “по пояс”. А ведь он предназначен для полетов. Да-да! Гравитационный двигатель. Единственный из тех, что испытывались в Советском Союзе. Попытки установить такой двигатель на обычные ракеты приводили к тому, что ракеты улетали в Космос и всё… Они были слишком легки, а гравитационные двигатели слишком мощны.
Идея гравитационной тяги, которая как бы отталкивалась от Земли и несла прочь от планеты, нашла свое применение в особом проекте под названием “Ядро”. Когда астрофизики уже знали обо опасности астероидов, нужно было что-то делать, чтобы смочь повлиять на них, отводя от удара о нашу планету. Огромный тяжелый шар, снабженный гравитационным двигателем отправлялся в направлении пролетающего мимо астероида, чтобы врезаться в него или изменить траекторию движения за счет своего огромного веса. Шар испытали, подняв на высоту ста метров и опустили вниз. С тех пор он лежал в тайге и ждал своего часа.
Час настал!
Настало время установки парников во имя защиты посадок лука-севка. Руки мерзли даже сквозь полотняные рабочие перчатки. Каждую луковку приходилось проталкивать в глубину замерзшей и чуть оттаявшей за холодный пасмурный день почвы. Сердце обливалось кровью. Выживет ли в мороз эта луковая жизнь?
Поверх посадок Огородников воткнул в землю металлические дуги. Действительно легкие и прочные. Тут он на минуту воспрял духом, отвлекаясь от нелегких мыслей о судьбе посадок лука-севка. Видно потому мы до сих пор первые в космосе, что умели, а может, еще умеем делать удивительные вещи? Дуги для парников из авиационного дюралюминия, которые делают на бывшем оборонном предприятии.
Вот еще один образец нашей оборонки. Внутрь грядки Огородников разложил на равном удалении друг от друга дымовые шашки, обещавшие, ни много, ни мало, окружить посадки заботой в виде тепла и дыма, не дающего теплу улетучиваться. Огородников воспламенил фитили от зажигалки, переходя от шашки к шашке. Заструился дымок.
Огородников поспешил натянуть поверх металлических дуг пленку и заботливо, как одеяло на ребенке, подоткнул края, чтобы холод не пробирался к посаженным луковкам. Поднялся над грядкой, с удовлетворением оглядел сделанное и остался доволен собой. Подняв голову вверх, Огородников поник настроением. С серого неба моросил то ли мелкий дождь, то ли ледяная крупка. Сняв промокшие перчатки с ладоней, Огородников засунул руки в карманы куртки и поспешил в дом. Правая рука нащупала одну оставшуюся забытой в кармане дымовую шашку.
Бывает!
В заданной точке Восточной Сибири приземлился вертолет. Из кабины вывалились и, пригибаясь к земле, потруссили прочь от крутящегося винта люди. Они направились к группе построек возле огромного округлого холма, совершенно не покрытого растительностью и блестящего матовым металлическим блеском. Была ночь, но одно из окошек светилось дежурным светом. Дежурный.
Объект “Ядро” был обеспечен штатом обслуживающего персонала. Три смены дежурных - охранники, следящие за датчиками сигнализации, инженеры, отвечающий за оборудование, и паротехники, в задачу которых входило управление парогенератором, создающим над “Ядром” облачную завесу, делающую объект невидимым с воздуха.
Услышав от приехавших пароль, старший дежурной смены отрапортовал о положении дел на охраняемом объекте. Старший прилетевшей делегации протянул дежурному служебное удостоверение и запечатанный бумажный пакет. Дежурный вскрыл пакет, взламывая сургучные печати по углам, и достал нетолстую пачку листов бумаги с текстом, напечатанным еще на пишущей машинке.
  • Летит?, - нарушая субординацию, спросил дежурный.
  • Летит!, - кивнул головой старший.
Работа закипела. Открыли дверь в заглубленный пункт управления, спустились в бетонный колодец, задраили тяжелые железные двери, включили свет, уселись перед пультом, пощелкали тумблерами, ввели данные, заглядывая в старые папки с бумагами и привезенные ноутбуки, слишком громоздкие для современных. Сверились с часами и нажали на главную кнопку.
Бункер тряхнуло. Сам шар не производит ни шума, ни вибраций - ничего. Просто улетает. Однако десятилетиями он врастал в почву и погрузился на четыреста двадцать девять метров. Теперь с шара спадали наросшие на него пласты камней и земли. В дежурной комнате в полукилометре от места взлета шара лопнуло стекло окна.
Шар медленно поднимался вверх, постепенно набирая скорость. Он действительно был похож на пушечное ядро. Им прицелились, рассчитали  время и выстрелили в сторону пролетающему за сотни тысяч километров астероида Цирцея. Тем не менее, системы самонаведения в “Ядре” были, и шар взял заданное направление весьма и весьма точно.
Блестящее инженерное решение!
Огородников сидел у телевизора, слушая дикторов, ничем не обнадеживающих телезрителей, ждущих потепления и все более недоумевающих - почему в середине мая так холодно, что идет снег, а лужи замерзают?
По каналу “РенТВ” в привычной манере врали о внеземных цивилизациях, побывавших на Земле и оставивших следы своего пребывания. Звучали привычные враки об инопланетных строителях Великой китайской стены, египетских пирамид и каргокульте аборигенов Полинезии.
Видеоряд показал и стену, и пирамиды, и сделанный из веток деревьев каркас космического корабля. Следующий видеофрагмент показал, как бы снятый с вертолета, вросший наполовину своего размера огромный блестящий шар в обрамлении маленьких сосен и елей Тайги. Конечно, это видеомонтаж или, говоря современным языком, фотошоп.
Когда ведущий завиральной телепередачи заговорил о древних методах управления погодой, Огородников сделал звук погромче и узнал о шаманах, вызывающих бубном дождь. Да! Вызывать - не прекращать! Кто остановит эту осеннюю холодную дождливую погоду в мае?
Огородников переключил на другой телеканал и попал на новостную передачу. Кто-то, отвечая на вопросы репортера, отчитывался или оправдывался, почему на Параде Победы так и не пролетели боевые самолеты, хотя тренировки пролетов заинтриговали горожан и подогрели интерес к параду.
Преклонного вида мужчина с читаемой советской закалкой объяснял, что видимость в день парада составила всего двести метров. Самолеты без проблем пролетели бы над Красной Площадью, но их никто бы не увидел, так как летят они на высоте не ниже восьмиста метров.
Какое разочарование!
Объект “Ядро” поднялся на на заданную высоту в сто километров над поверхностью Земли и замер. Такова программа. Шар должен измерить точное расстояние до земли, вставить полученные данные в программу и стартовать к астероиду. Сделать этого шар не мог. Над всей территорией России висела непроницаемая пелена облачности. Шар же управлялся с помощью лазерных лучей - получал команды с земли и посылал свои сигналы центру управления. Связь с объектом “Ядро” оказалась невозможной. Изначально было конструкторски заложено не доверять радиосвязи во избежании радиопомех. Оказалось, что помешали помехи оптические.
Шар точно выполнял заложенную программу и пребывал в одной и той же точке пространства Вселенной. Внизу под ним вращалась Земля, подводя под шар Новосибирск, Омск, Курган, Челябинск… О проблеме доложили Президенту. Он распорядился разогнать облака над Москвой, отменить полеты всей авиации, чтобы не оказалась на пути измерительного лазерного луча объекта “Ядро”, и ждать пролета шара над Москвой. Вернее, поворота планеты под шаром своим московским местом.
Полеты были отменены все. Потому не состоялся воздушный парад на Параде Победы. Московские аэропорты накапливали задержанные рейсы и неулетевших пассажиров. Прилетающие садились в аэропортах других городов. Недовольство масс было почти физически ощутимым.
Знали бы они!
Огородников не знал, что будет с погодой в ближайшие дни и в последующем. Однако он был уверен, что сделал все возможное для спасения посадок лука.
Уверенность!
Президент не был уверен, что всё получится, как следует. Военные метеорологи все никак не могли справиться с облачностью - слишком высокая концентрация специального вещества распылялась в атмосфере над территорией России две недели подряд.
Неопределенность!
Огородников посмотрел в окно. Молодежь, собравшаяся поздравить его сына с днем рождения, уже угомонилась и перешла для продолжения праздника в баню. Перед окнами дома дымился остывающими углями мангал, отработав свою шашлычную задачу.
Огородников, нехотя, оделся и вышел во двор, чтобы потушить угли. Непорядок, если оставить их дотлевать бесконтрольно. Ложиться спать без уверенности, что все сделано, как следует, Огородников не мог.
Ответственность!
В огромном пункте управления страной напряженно искали ответ к задаче о том, как дать объекту “Ядро” измерить расстояние до земли, чтобы он продолжил движение и выполнил свою миссию, от которой зависит судьба Человечества. Президент это понимал и осознавал свою роль.
Ответственность!
Огородников подошел к мангалу, поворошил угли кочергой и задумался, пригревшись. Машинально он достал из кармана оставшуюся невостребованной огородную шашку и положил на угли. Дымок от нее стал узкой струйкой подниматься вертикально вверх. Этой ночью было безветренно.
Нитка дыма от шашки поднималась все выше и выше. Вокруг этой оси дождевая дымка словно расступалась. Огородников не знал об этом свойстве дымовых шашек, изготовленных на бывшем оборонном предприятии. Их дым обращал воду в несколько летучих газов.
Вскоре вокруг оси дыма небо раскрылось, и стали видны звезды. Мангал на мгновение осветился вспышкой яркого красного света, и Огородников очнулся от раздумий.
О чем думал этот никому не известный человек, невольно спасший человечество? О сыне. Огородников не забыл в суете забот о посадке лука-севка и успел вручить сыну подарок - красивый бумажный конвертик с тремя тысячами рублей. Он любил сына и баловал его тайно от жены.
Огородников взглянул на часы. Половина первого ночи. Начало новых суток. Сегодня день рождения мамы. Не забыть бы за суетой огородных посадок позвонить маме…
Любовь!


Сергей Александрович Русаков.
14 мая 2017 года.
Рязань.

суббота, 6 мая 2017 г.

Масло и вино - 4


Масло и вино
(сказка)


Глава 4-я, в которой главный герой путешествует вместе с собирателями туристических артефактов и узнает много интересного об истории оливкового масла


Обычно, и на этом он настаивал, жена обращалась к нему по фамилии - Маслов или по должности - профессор. В первом обращении сквозил пренебрежительный формализм, во втором - издевательских тон. Если же жена обращалась к нему по имени, это говорило о ее особом настрое, и хорошего не жди.
  • Аполлон Григорьевич!, - елейным голосом начала свою атаку жена, включившая четвертый режим обращения с мужем, самый опасный.
Можно понять любовь рязанцев к земляку-поэту, которые специально называют сыновей Александрами, чтобы внуки, названные Сергеями, становились полными тезками Есенина. Родители профессора Маслова, выпускники Рязанского пединститута, скорее всего назвали первенца в честь еще одного знаменитого земляка - историка Аполлона Григорьевича Кузьмина, лекции которого были культом, а смелые до радикальности идеи откликались в бунтующих умах студентов.
Жена Маслова не признавала ничьих авторитетов - ни профессора Маслова, ни профессора Кузьмина. Ей нравился куда более веселый вариант объяснения необычного имени мужа - еще один Аполлон Григорьевич. Смешной, лысый персонаж советской кинокомедии “Чародеи”, снятой по Стругацким. Его сыграл великий Гафт. Скучным назвала его главная героиня. Основательным считали его другие женщины.
Маслов был полной противоположностью киношного прототипа - нескучный и неосновательный. Когда нормальные его сверстники делали карьеру, Маслов делал совершенно непрактичные, никому не нужные вещи, уж точно не приносящие ему ни славы, ни денег. Маслов был исследователем и посвящал исследованиям все подходящее для этого время. Он размышлял и записывал мысли, обкатывал на студентах свои открытия, отклонялся от предписанной программы, выслушивал нарекания методистов, но пожинал восхищение студентов. Может, так это делал его знаменитый тезка, читая лекции по истории.
Однажды Маслов взял географическую карту, циркуль и воткнул его иголку в немецкий город Потсдам, где три года служил Родине на деликатной работе и потому знал, что на одной из площадей этого дачного пригорода Берлина есть вмурованный в мостовую медный медальон, утверждающий, что в этой точке находится центр Европы. Второй конец циркуля, с карандашом, Маслов отодвинул до расстояния одной из стран, в которых бушевал европейский экономический кризис. Это была как раз Греция. Маслов очертил окружность этого радиуса и захватил другие кризисные страны - Италию, Испанию, Португалию, Исландию…
Маслов незамедлительно, а он был скор на это, выдвинул гипотезу. С образованием Евросоюза возникла новая система из стран-участниц. Как и во всех вновь возникших системах, в Евросоюзе стали происходить естественные, но болезненные процессы взаимного сопряжения стран, и вот что удивительно. Сначала отношения налаживаются в центре системы, а периферия приходит в норму последней. Подобно этому, последними согреваются пальцы рук и ног. Мыслов вещал на лекциях: “Евросоюзу нужно просто подождать! Лет десять-пятнадцать! Всё наладится само собой!”. Студенты хлопали в ладоши. Коллеги крутили пальцем у виска.
Что только ни становилось жертвой исследовательского интереса профессора Маслова. До каких только странных теорий ни доводил его странно устроенный в своей логике ум. Он утверждал, например, что хорошие отношения между людьми и странами основаны на взаимовыгодном обмене, и нужно лишь точно знать, что нужно партнерам, чтобы дать им это, и также недвусмысленно дать понять, что нужно тебе, чтобы ожидать получения в обмене именно этого. Так, хорошая семья - это обмен секса на зарплату, а не общие интересы и любимые стихи.
Совершенно неромантичная в своей прагматичности теория взаимных ожиданий вызывала споры, но сама жизнь доказывала ее верность. Маслов обладал редкой способностью видеть суть вещей.
Отель, в который поселили чету Масловых, был похож на маленький коттеджный поселок из десятка двухэтажных белых каменных домиков на четыре квартирки каждый. В отеле был свой маленький бассейн и ресторанчик с довольно вкусной едой, разбираемой отдыхающими на манер шведского стола.
Этот отель посоветовала жене ее старинная подруга, испокон веков работающая в турфирме известного грузинского грека. По этой причине Масловы наведались в Грецию уже в пятый раз. Самому Маслову здесь было всегда по душе. Словно он уже жил когда-то в Греции, но забыл это время, и теперь его преследует дежавю.
Не обошлось и без курьезов. Приветливые девушки на ресепшн, заучившие русские фразы, поселили Масловы в удобный номер на отшибе всех караванных путей отдыхающих. Первый этаж, полумрак в тени от солнечного света, небольшой дворик со столиком и двумя пляжными креслами. Маслов был в восторге. Не в восторге была его жена.
Пришлось уговаривать девушек поменять номер на другой. Правда, девушки сделали это совершенно безропотно, и поселили семейную пару в лучший из номеров - второй этаж, большой балкон, вид на море и… на ресторан. Много солнца и ресторанной суеты, особенно ночные дискотеки дали Маслову достаточно поводов для упреков жены, но он опасливо молчал, теша себя мыслью, что снова оказался прав, и его нужно бы слушаться. Всем…
Маслов не был подкаблучником, но соответствовал всем признакам этих несчастных мужских особей - не перечил жене, не спорил с ней и выполнял все ее поручения и желания. Точно как киношный образец Муля, от которого колоритная героиня великой Раневской требовала не нервировать ее.
На этот счет у профессора Маслова тоже была своя теория. Отчасти, она перекликалась с известным изречением Карла Маркса: “Свобода есть осознанная необходимость!”. Маслов был поклонником кибернетики в той ее части, в которой собраны законы систем. Элемент системы по определению не может быть свободным.
Свободы требует свободолюбивая личность, как беспокойный придаток, доставшаяся ему от Природы, а может, и верно считается, что от Бога, который принципиально настаивает на свободе выбора человека, не навязывая ему ничего от себя, и когда говорят: “На все воля Божья!”, на самом деле речь идет о том, что воля Бога лишь в свободе воли человека. Чем еще человек подобен Богу, если не этим?
Маслов положил в основу своей стратегии закон равновесия систем. Если что-то не так делает его жена в их отношениях, то не нужно самому исправлять нарушенное равновесие - оно восстановится само и гораздо быстрее. Вот почему на планы жены объехать за неделю весь остров в мыслимых и немыслимых экскурсиях, Маслов откликнулся покорностью. Если что-то пойдет не так, все исправится само собой, и лучше не сопротивляться, не бунтовать, чтобы не раскачать отношения, как лодку на воде.
Уже на следующий день Масловы проснулись ни свет, ни заря, позавтракали ранним кофе с бутербродами и отправились на автобусе в свое первое путешествие по острову Крит. Поездка была похожей на спортивное ориентирование на местности - знакомый с юности спорт Маслова, в котором он даже занимал какие-то районные призовые места. Бежишь-бежишь, сверяясь с картой и компасом, находишь контрольный пункт, переписываешь в свой блокнот комбинацию букв и бежишь дальше, чтобы успеть собрать буквы с как можно большего числа контрольных пунктов.
Такие путешествия не нравились Маслову. Он хотел лишь сбора впечатлений, а впечатления не терпят гонки. Правда, в салоне автобуса собрались, похоже, именно спортивно ориентированные путешественники и путешественницы. То, с какой проворностью они скупали туристические арефакты, вызывало недоумение и признание за спортсменами незаурядных способностей. Сумки их полнились и полнились всякой всячиной. Их самих раздувало от выпитой в святых источниках воды. Счет налитой в пластиковые бутылки святой воды уже шел на декалитры. Торговцы уличных торговых лавочек довольно потирали руки от выручки в результате спортивного нашествия путешественников.
Единственное место и время, не дающее возможности для туристической гонки, приходилось на переезды в автобусе. Спортивные туристы явно скучали и от скуки пересчитывали добычу. Маслов же с интересом слушал гида - смуглую девушку с колечком в правой ноздре. Занятные истории рассказывала она.
Маслов никогда бы не подумал, что оливковое масло, выжимаемое из оливок оливковых деревьев имеет такую древнюю историю. Удивительно, но найдены кувшины, в которых хранилось оливковое масло, и возраст кувшинов более четырех тысяч лет до новой эры. Само дерево может жить соизмеримо долгий срок, и на острове до сих пор растет самое старое оливковое дерево планеты, живущее более трех тысяч лет.
Оливковые деревья плодоносят около полутысячи лет. Затем ствол дерева спиливают на метр от земли и прививают новыми ветками, чтобы дерево продолжило плодоносить еще полтысячи лет. Деревья долго не умирают. Посаженные новые деревья увеличивают парк оливковых садов. Это похоже на оккупацию. Единственное ограничение для оливковых деревьев - климатические условия. Так что, в нашей средней полосе нам по-прежнему жать масло из подсолнухов.
Примечательно организовано и выращивание оливок. В средиземноморском климате не требуется никакого дополнительного ухода за деревьями - растут себе и растут. Сбор урожая - тоже дело нехитрое. Под деревьями расстилают сетки, в которые осыпаются стрясаемые плоды. Знай себе тряси деревья! Правда, собрать урожай нужно за две недели декабря, иначе плоды перезреют, теряя качество.
Производство масла - тоже дело простое. Плоды измельчают и отжимают масло из этой массы обычными прессами. Промышленные установки, конечно, придуманы, но они почему-то дают масло куда худшего качества, чем отжатое по старинке. Сейчас в греческих деревнях уже почти не отжимают масло, а продают оливки перекупщикам, посредникам, частным и государственным промышленным пищевым, фармацевтическим и парфюмерным компаниям.
Маслов подумал, что такая, в некотором смысле, “непыльная” работа оливководов, наверное, по душе грекам, с их врожденной неторопливой и ненапряженной манерой работать. Маслоделы же до сих пор используют осликов, чтобы крутить давильные механизмы, значит, и в этом случае по трудозатратам производство масла - выгодная работа. Другое дело, что масло не может долго храниться, так что, приходится вступать в дело маслоторговцам, которые, судя по всему, и спасают положение, будучи вынужденными крутиться, чтобы продать масло до того, как оно испортится, что происходит примерно через год.
Несложное выращивание и сбор урожая, простое производство масла из оливок, а также искусность маслоторговцев все же были бы недостаточными для того, чтобы история оливковых деревьев и оливкового масла была такой продолжительной. Наверное, все дело в удивительных свойствах самого оливкового масла, если это только не легенды и маркетинговые ходы. Куда более состоятельной является гипотеза о востребованности оливкового масла в религиозно-ритуальных целях. Дохристианские языческие культы жгли масло. Христианская традиция, во многом продолжающая иудейские ритуалы, тоже жжёт масло в лампадах и мажет крест на крест лоб, руки и ноги при помазании маслом. Возможно, церковь является самым крупным заказчиком и потребителем оливкового масла. И производства тоже.
В первый день путешествий маршрут привел туристов в мужской монастырь Святой Троицы. Долгая дорога к монастырю проходила сквозь нескончаемые оливковые сады. Девушка-гид прокомментировала, что эти сады принадлежат монастырю. В Греции монастырям принадлежит много оливковых садов. Монахи трудятся, не покладая рук все полагающиеся восемь часов дневного цикла, из которых еще восемь молятся, а оставшееся время остается на быт. При этом спят монахи не более четырех часов в сутки. Как в карауле или суточном внутреннем наряде в армии.
Труда монахов, конечно же, не хватает, и они нанимают сельских жителей на работу в сезон сбора урожая и для отжима масла на старинных механизмах, которые до сих пор есть почти в каждом мужском монастыре. Правда, все они, как правило, малочисленны - от одного до пяти человек. Вобщем, в истории оливкового масла есть немало тайн, в том числе, церковных.
Спортивные туристы пустились в соревновательные бега, покупая, кто больше купит, всякого разного в церковной лавке. Девушка-гид обратила внимание туристов на маленькие невзрачные черные браслетики, связанные из ниток. Она рассказала историю.
Жил такой монах и в последующем святой Антоний. Он, говорят, был первым монахом Греции, кто жил уединенно в пещере. Когда монах молился, он старался прочесть молитву должное число раз, но нечистая сила мешала ему и сбивала со счета. Тогда монах взял веревку и стал завязывать узелок на каждый раз прочитанной молитвы. Нечисть развязывался завязанные узелки, и монах снова сбивался со счета. Тогда монаху явился ангел и показал, как нужно вязать узлы, завязывая по девять узлов в один узел. Развязать такие узлы нечистым оказалось не под силу.
Одна из спортсменок - дама в возрасте и с претензией на собственное мнение, в силу действия которого она все время перебивала девушку-гида, стала с сомнением вертеть в руках один из браслетов. Маслов с участливостью в голосе предложил даме:
  • Вы обязательно должны попробовать развязать хотя бы один узелок!
Дама согласно покивала головой и приступила к испытаниям со всем старанием, которое только есть у спортсменов.
  • Помните! У бесов не получилось развязать узелки. Если у вас получится, значит, вы сильнее их!, - куражился Маслов.
Дама еще не поняла, но присутствующие поняли суть происходящего - дамочка действовала точно так же, и точно с такими же целями, как бесы, мешающие молитве. Люди стали перешептываться. Смеялись вполголоса. До дамы дошло, что смеются над ней, но она не поняла, что делает не так. Разумеется, у дамы, как и у бесов, не получилось развязать даже один узелок.
Жена быстро догадалась, что происходит, и кто во всем виноват. Она больно ткнула Маслова в бок кулачком и оттащила в сторону.
  • На вот! Надень на правую руку!, - и она протянула Маслову ниточный браслетик. - Не крути носом! Надень и носи, я тебе говорю! Будь, как все нормальные люди!
Маслов подчинился и натянул браслетик на правое запястье. Чтобы быть, как все. Системы все расставят по своим местам!
Следующий переезд Маслов снова внимательно слушал девушку-гида. На этот раз она рассказывала о ботаническом саду, в который экскурсия и направлялась. Сад был создан четырьмя братьями-энтузиастами, семья которых владела имением. Старый сад сгорел, вот братья и решили создать новый, да не просто сад, а ботанический, чтобы собрать в одном месте как можно больше разных деревьев, кустов, цветов и трав со всего мира. Теперь это и ботанический сад, и семейный бизнес.
Туристическая тропинка сначала спускалась вниз на дно довольно глубокого ущелья в горах, затем поднималась наверх. Маслов устал уже по дороге вниз, еле поспевая за энергичной женой. Сначала он еще пытался читать латинские названия растений, но скоро устал делать и это. Внизу, где слышался подгоняющий голос жены, блестел небольшой пруд с водоплавающими птицами. Зоопарк с козами, оленями, гусями, павлинами и индюками. Вот индюк-то и помешал Маслову, встав на его пути.
Когда-то в детстве маленького Аполлона напугал злой петух, напав на мальчика. С тех пор, словно получив эстафету от первого петуха, все петухи, попадавшиеся на пути Маслова, даже уже взрослого, нападали на него. Теперь завидев петуха, Маслов старался обойти его стороной, а если не получалось, разворачивался в обратную сторону. Со временем, о слабости Маслова узнали все птицы - утки, гуси, индюки.
Огромный индюк, увидев Маслова, как будто получил сигнал по радио - вытянул шею в сторону человека, заклекотал и двинулся в бой. Маслов решил обойти индюка широким кругом, сбежал в какой-то овраг и вышел на проселочную дорогу, которая должна вернуться на туристическую тропу, однако путь по проселку затянулся, и Маслов забескоился, не заблудился ли.
Вдруг на тропе появился мужчина.
  • Ну, где же ты ходишь!, - обратился он к Маслову, будто был с ним знаком - наверняка обознался. - Нам нужно успеть к старой оливе в деревню. До заката. Поехали. Следуй за мной.
Мужчина поверулся и пошел по дороге, предлагая Маслову следовать за ним. Маслов кивнул головой, что бы не обидеть незнакомца, но сам пошел в другую сторону. Проходя мимо индюка, Маслов зло замахнулся ногой, словно для удара по футбольному мячу. Индюк растерялся и засеменил в сторонку, освобождая путь. Маслов догнал жену, выслушал ее упреки и послушно поплелся за ней. Пора уезжать из ботанического сада.
Демис Хрисидис озадаченно скреб макушку пятерней. Он смотрел на русского профессора и не мог понять, как тот успел его обогнать и подняться вперед его из ущелья ботанического сада, от самого пруда с водоплавающими к старой маслодельне? Маслов с недоумением смотрел на недоумевающего главного маслодела и не понимал, в чем дело. Ведь они договорились успеть до заката съездить к старой оливе в деревеньке неподалеку. Пора ехать!


Сергей Александрович Русаков.
6 мая 2017 года.

Остров Крит.

пятница, 5 мая 2017 г.

Масло и вино - 3


Масло и вино
(сказка)


Глава 3-я, в которой главный герой показывает виртуозность движения и знакомится с главным грузином, который оказывается главным виноделом


Маслов всмотрелся в лица сидящих за столом. Крупные черты лица, густые брови, горбатые носы, жесткие вьющиеся черные с проседью волосы. “Грузины!”, - догадался Маслов. Традиционное грузинское застолье. Сейчас напьются вина и будут петь свои песни с узнаваемым многоголосием терций и кварт. “Как я попал сюда?”, - не мог вспомнить Маслов.
Судя по всему, это ресторан…
  • Давай-давай! Пей!, - с горским акцентом потребовал от Маслова сурового вида грузин, сидевший, как хозяин, во главе стола.
  • А я не пью!, - с вызовом ответил Маслов - видал он грузинов и покруче. - Я, может, трезвенник, вегетарианец и атеист! Хотите пить? Пейте на здоровье, закусывайте своим шашлыком, пойте свои застольные песни, а меня не трожьте! Будете доставать - уйду!
  • Ты отсюда не уйдешь, пока я не разрешу!, - с нажимом на личное местоимение еще раз подчеркнул, кто здесь главный, главный грузин. Сказал пить - будешь пить!
Маслов знал, что тактика “Лучшая оборона - это нападение!” действует до определенного момента весьма эффективно. Правда, после пересечение рубикона предельной черты риск нежелательных последствий вырастает по экспоненте. Маслов рискнул. Он медленно встал, вышел из-за стола и явно собирался уйти. Если удастся, Маслов просто уйдет, если нет…
  • Останови меня, если сможешь!, - адресовал он вызов грузину.
Глаза грузина налились яростью. Прямо как у разъяренного быка! Он оперся ладонями о край стола, привстал и крикнул что-то гортанное. Со своих мест повскакивали другие грузины и бросились к Маслову с явным намерением схватить его, но…
Масло начал двигаться, не то чтобы “Порхай как бабочка!”, но как-то по-особенному увертливо. Он выскальзывал из рук, словно маслом намазанный. Нападавшие сталкивались лбами, падали и мешали друг другу. Маслов же методично продвигался к двери.
В последний момент, когда до цели оставалось всего пара шагов, Маслов вдруг рванул в противоположную сторону, взлетел на стол и через мгновение уже занес ногу, как для удара по футбольному мячу, прицелившись в голову опешившего главного грузина.
  • Кто к нам… Кто к нам с вином придет, тот от вина и погибнет!, - переиначил под ситуацию известную цитату Маслов.
Однако грузин оказался неожиданно проворным. Он дернул на себя скатерть, и Маслов со всего маху грохнулся навзничь на стол. Затылку было больно. Секунды хватило, чтобы Маслова схватили за руки, за ноги и пригвоздили стальными руками к столу.
Маслову стали лить в рот вино из нетронутого им стакана. Маслов сомкнул зубы и губы, но тут же получил кулаком поддых и закашлялся, захлебываясь вином.
Он повернул голову на сколько смог и успел крикнуть:
  • Не хочу вина! Дай мне водки!, - Маслов рассчитывал выиграть время, чтобы сориентироваться и что-нибудь придумать.
Вино лить перестали. Маслов узнал хруст откручиваемой крышки водочной бутылки. В рот ему полилась водка. Маслов открыл особым способом горло, и водка стала поступать в него без глотков. Выпив таким образом всю поллитровую бутылку, Маслов взмолил о пощаде:
  • Ну, всё! Ваша взяла! Сдаюсь! Буду пить всё, что нальете!
Маслова продолжали держать за руки и за ноги, но больше пока не поили. После бутылки водки мыслилось, как кажется, яснее, но это обманное чувство, и Маслов по опыту об этом знал.
  • Что? Так и буду лежать на столе, как покойник?, - продолжил воевать Маслов.
Главный грузин что-то прокаркал на своем языке. Маслова сняли со стола, усадили на стул, но крепко держали его руки, заведенные за спинку стула. Маслов догадался, что теперь с ним желают поговорить. Угадал!
  • Кто тебя послал?, - строго, но с акцентом, делающим речь смешной, приступил к допросу грузин.
  • А ты, как будто, не догадался?, - продолжил бутафорить Маслов, и водка явно способствовала боевому настроению.
  • Догадался!, - решил открыть карты грузин. - Мы знаем, что ты из русской водочной мафии!
“О как!”, - удивился Маслов, - “Никогда бы о себе такого не предположил!”.
  • С чего ты взял?, - продолжил игру Маслов, добавив в интонации двусмысленности.
  • Ты предпочел водку вину и ты не опьянел от бутылки водки!, - раскрыл секрет своей логики грузин, чем рассмешил Маслова.
  • Ну, и чем же вам русская водочная мафия дорогу перешла?, - Маслова закуражило не на шутку, он шел по краю.
  • Знаешь что, русский?, - продолжил ожесточенно грузин. - Сначала мы допросим тебя. Будем пытать, если вздумаешь молчать или врать. Потом отпустим тебя, чтобы ты передал своим… браткам наше послание.
Алкоголь уже прилично впитался желудком и уверенно тек по жилам вместе с эритроцитами. Маслов захмелел и находился в стадии безрассудной смелости.
  • Слышь, брат! А давай сначала пошлете послание, а потом пытки и допрос. Мне в обратном порядке больше нравится. Да и вам не париться - послали меня с посланием, я и пошел, куда послали.
Тот, кого Маслов считал грузином, наверное, понимал, что проигрывает и теряет очки в этом бою с русским. Да еще и на глазах у своих подручных.
  • А что? Давай начнем с послания! Какая нам разница, когда тебя пытать? Может, так лучше запомнишь, что нужно передать своим, - решил сменить тактику грузин, вероятно, чтобы остаться хозяином положения и не опускаться до мордобоя, тем более, вдесятером бить одного. - Слушай, русский!
  • Погоди-погоди!, - невежливо и дерзко перебил грузина Маслов, чем снова вызвал досаду. - Я даже не знаю, кто вы такие, и от кого я должен передать привет своим. Так что, давайте знакомиться.
Грузин снова потерял инициативу, но решил не сдаваться, проявить терпение и переиграть наглеца.
  • Ну, хорошо! Давай знакомиться, - и грузин обвел глазами присутствующих. - Мы - потомки русских солдат, стоявших гарнизоном в нашем городе. Мы впитали от наших отцов доблесть и честь. От наших матерей мы впитали любовь и верность. В том числе, ко всему исконно нашему. В частности, к вину. Хорошему, прекрасному, великолепному и великому виноградному вину. В наших виноградниках вызревает лучший виноград, а мы несем эстафету лучших виноделов края…
Маслов сидел, ощущая крепкие грузинские пальцы на своих запястьях. Сидел и улыбался. “Это в каком же гарнизоне оставили такой глубокий след русские солдаты? Ну, да! Вино в Грузии хорошее и виноградники знатные. Интересно все же, чего виноделы не поделили с какой-то русской водочной мафией? Кто эти люди, кроме того, что потомки русских солдат? Тоже мафия, только винодельческая?”.
  • Так и передай своим бандитам!, - вещал главный грузин. - Мы не сдадимся и будем бороться до конца. Пусть мы погибнем, но спасем для мира настоящее вино! Передай!
Маслов кивнул головой: “Передам!”. Грузин поблагодарил:
  • Эфхаристо!
  • Паракало!, - машинально ответил Маслов, но расслышав свою и грузина речь, насторожился. - Эфхаристо? Ты знаешь греческий?
  • Как не знать? Мы же в Греции!, - удивленно откликнулся… не грузин?
  • Как это в Греции?, - опешил Маслов. - Не в Москве? Не в одном из ваших грузинских ресторанов?
  • При чем здесь Грузия?, - настала очередь опешить собеседнику. - Мы знаем о Грузии, Черном Море, Золотом руне и прочих мифах, но мы в Греции! На острове Крит. В городе Ретимна. Бывший русский гарнизон.
  • Греция?, - Маслов никак не мог сложить в голове дважды два своего положения. - Значит мы не в Москве, а в Греции?
Греки, а это, стало быть, греки, если они не грузины, тоже пришли в замешательство. До главного грека стало доходить что-то свое.
  • Ну, а ты-то кто такой?, - с совершенно иными уже интонациями интереса к гостю поинтересовался грек.
  • Я - Маслов. Аполлон Григорьевич. Пенсионер…, - что-то стало всплывать в памяти. - Кажется, я должен был лететь в Грецию с женой. Мы купили турпутевку на остров Крит на неделю майских праздников… Я на острове Крит? Где я? Кто вы такие? И не заливайте мне про свое гарнизонное прошлое!
Полоса замешательства все еще не была пройдена сторонами разговора, принимавшего все более странный оборот - даже более странный, чем это было до неожиданного поворота.
  • Так!, - решительно рванул в атаку главный грек. - А теперь все с начала! Кто ты такой? Что ты - русский, мы уже знаем. Кто ты такой? Чем занимаешься? Чего ты к нам нагрянул?
  • Вот те здрасьте!, - все еще с бутафорским тоном в голосе, но уже без наглости отреагировал Маслов. - Я же сказал! Я - пенсионер! Прилетел с женой на остров Крит на отдых. Как попал сюда не знаю, не помню! Теперь ваш ход. Кто вы такие?
  • Мы - виноделы! Это наш штаб. Мой фирменный ресторан. Внизу винные погреба. Мы собираемся здесь, чтобы обсуждать наши дела и искать выход из сложившейся ситуации. Меня зовут Николас Панайотис. Я потомственный винодел. Главный винодел острова, - грек последовательно представил Маслову своих товарищей.
  • Может, руки-то уже отпустите?, - Маслов потянул руки из-за спины. - Николас кивнул, и его товарищи разжали пальцы.
  • Ты точно не из русской мафии? Не обманываешь? Уж больно ты дерзок!, - засомневался, было, Николас. - Чем ты до пенсии занимался?
  • Не важно!, - откликнулся Маслов. - Родине служил! Больше вам знать не положено! На пенсии работаю профессором в одном высшем учебном заведении.
  • Точно профессор?, - с сомнением в голосе уточнил Николас.
  • Точно профессор!, - с твердостью в голосе подтвердил Маслов.
Греки зашептались. Один из виноделов, сказал что-то Николасу на греческом. Тот покивал головой, соглашаясь.
  • Мы ждали появления в городе человека из русской водочной мафии, и тут ты как с неба свалился, - пытался разобраться в ситуации Николас. - А может? А может, тебя боги послали, чтобы ты помог нам разобраться? Ведь ты же профессор! Ведь не случайно же ты здесь?
  • Я православный!, - в укоризной заявил Маслов и потянул из-за ворота черный шнурок нательного крестика.
  • А кто здесь не православный?, - улыбнулся Николас и перекрестился. - Ну, значит, Господь тебя нам прислал. У него не бывает ничего случайного.
Мало-по-малу, ситуация прояснялась. Дело оставалось за ерундой - разобраться в существе той самой проблемы, о которой толкуют греки-виноделы. Маслов рисковал. Он часто по-своему легкомыслию ввязывался в решение чужих проблем, за что себя потом укорял, и клялся никогда этого больше не делать.
  • Ну, что у вас за проблема такая, что вы с опасением ждете в гости русскую водочную мафию, а меня принимаете за одного из бандитов?
Николас словно почувствовал прилив надежды. Может, и вправду этот русский профессор найдет решение проблемы?
  • Проблема вот в чем…, - и Николас рассказал Маслову целую историю.
История Греции - это история виноградного вина. Не одну тысячу лет на склонах гор и в долинах Греции выращивают виноград. Вино дает работу и заработок виноградарям, виноделам, виноторговцам. Вино - это торговля, валюта, политика отношений между странами.
Удивительный этот напиток дает не столько алкогольное опьянение, сколько радость жизни, позволяет забыть  печали. Ведь люди не должны проводить свои жизни в унынии - это грех. Вино выбрано Спасителем, чтобы символизировать кровь Нового Завета. Вино стало основой таинства евхаристии. Вино лечит не только души, но и тела. В виноградном вине сильнейшие антиоксиданты. Благодаря вину, люди не болеют и живут дольше. Вино дано людям для спасения…
Настоящее вино. В последнее время настоящее виноградное вино в опасности. На смену ему приходят другие напитки, дающие только опьянение и одурение. Водка и прочие крепкий алкоголь вытесняют из культуры виноградное вино. Пиво, хоть и слабоалкогольный напиток, но с добавлением дурманящего хмеля дает лишь отупение.
Правительства народов мира давно бьют тревогу и борются с пьянством. Кто как может. То сухой закон объявят. То возьмутся за здоровье нации. Хорошо, когда удается снизить уровень пьянства и алкоголизма. Плохо, когда под топор идут виноградники. Сейчас наблюдается странная картина. Люди все больше озабочены так называемым “здоровым образом жизни”. Диеты, вегетарианство, переход с животных белков и жиров на растительные.
Вот, к примеру, оливковое масло - гордость и слава Греции и всех средиземноморских стран. Хороший, полезный продукт. Да только люди стали налегать на оливковое мало в ущерб виноградному вину. Сады оливковых деревьев растут. Виноградные плантации сокращаются. Впору обижаться не земляков, но они ссылаются на общую тенденцию в погоне за здоровым образом жизни. Обидно! Ведь и оливковое масло, и виноградное вино легли в основу христианских таинств…
  • Может так случиться, что вино исчезнет с лица Земли! И мы не знаем, в чем дело, и что нам делать!, - завершил свой рассказ Николас. - Помоги, Аполлон!
Маслов даже секунды не выждал.
  • Есть статистика? Нужны данные о производстве вина, о продаже, о качестве…, - похоже Маслов попался и на этот раз, без раздумья взявшись решать не свою проблему. - Что там на алкогольном рынке в мире вообще? Водочном, крепких напитков - элитных и местных, пива, слабоалкогольных тоников? Какова криминальная ситуация в этой сфере? Нелегальное производство, незаконная продажа, низкое качество продукции, контрабанда?...
Маслова понесло. Греки почувствовали надежду. В пылу анализа ситуации Маслов забыл, зачем он в Греции на острове Крит. Он так и не нашел ответа на вопрос, как он оказался в городе Ретимно в ресторане главного винодела острова, и, кажется, он не пьет, а тут...
За первым ужином в ресторанчике, больше похожем на заводскую столовую, Маслов сидел в задумчивости за столом, смотрел рассеянным взглядом сквозь прозрачное красное вино в фужере жены и машинально возил кусочком хлеба по тарелке, собирая остатки оливкового масла. "Вот масло", - подумал он. - "Вот вино. И то, и другое основа экономики и культуры Греции. Как они уживаются вместе и не конкурируют?".


Сергей Александрович Русаков.
5 мая 2017 года.

Остров Крит.