Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

воскресенье, 16 июля 2017 г.

Хипстер и нищий

Хипстер и нищий
(взрослая сказка о растущих личностях)

Родион осуждает кадровиков. Особенно, кадровика компании, в которой работает. Вот он - ковыляет от метро со своей тросточкой, чтобы прийти в офис раньше всех и записывать в свой вечный блокнотик опоздавших.
Родиона раздражает манера кадровика говорить шутками-прибаутками. Если же тот принимается цитировать великие умы, то это просто бесит Родиона. Какое право имеет этот недалекий человек, не наживший ума к своему преклонному возрасту, касаться философии?
Другое дело - Родион. Недавно он читал Макиавелли и был поражен тому, как великий мыслитель цинично и точно выражает свое отношение к власти. Некоторые современные лидеры именно так себя и ведут. Однако вожделение лидерством почему-то проходит, и Родион заметил, что теряет интерес к карьере. Напротив, идеи сбежать от людей, хотя бы из душного офиса, все чаще приходят на ум и уже начинают обретать черты решения.
Недавно Родион наткнулся на блог одного американца, сумевшего так устроить свои дела, что ему приходится работать не более четырех часов в неделю. Все остальное время свободный американский гражданин путешествует и занимается любимыми сердцу вещами - танцами, единоборствами и блоггингом. Вот бы и …
Кадровик к этому времени подсеменил к нищему, сидящему на бордюрном камне аллеи, убегающей от станции метро к Волгоградскому проспекту. Кадровик делает это каждый раз, как ритуал. Подает нищему какую-то мелочь и перекидывается с ним какими-то словами. Наверняка, ничего не значащими глупостями, типа о погоде. О чем еще могут говорить недалекие люди? Вот ведь нашли друг друга два убогих умишком сапога…
  • Еркин фикрловчи бойлинг! Бизинг байат еслаб: “Мукаддас Ман - тор мунофик - Шафкациз”, - процитировал кадровик - это было традицией.
  • Звучит упрямо проповедь Хайама: “Разбойничай, но сердцем будь широк!”, - завершил четверостишие рубаи нищий, пряча сотенную за пазуху.
  • Как ты думаешь, старик, можем ли мы быть спокойными за этот мир, если нам на смену идут не знавшие подвига?
  • Неужели ты думаешь, муйсафед, что нынешним людям не хватает подвига? Ты оглянись! Подвиг востребован, как никогда!
  • Что-то героев не вижу!, - парировал кадровик, оглядываясь. - Может, вон тот, бородатый? Рядовой случай! Почти безнадежный…
  • А давай поспорим!, - азартно подхватил нищий.
Они ударили по рукам. Родион поморщился, убеждаясь, что мир заселен преимущественно примитивными особями. Поди, кадровик и руки не вымоет после рукопожатия грязной руки нищего, и встанет встречать у входа протягивая руку Родиону. Фу!
Сейчас путь будет пролегать мимо нищего, и одного взгляда на него будет достаточно, чтобы убедиться в своей правоте и признать, что Родиона окружают ничтожества.
Следуя какому-то неясному мотиву, Родион отыскал в кармане куртки какую-то монетку и протянул на ладони нищему. Тот поступил неожиданно - ухватил Родиона за средний палец и, выворачивая, перевернул его ладонь, стряхивая монетку в подставленную тюбетейку. Затем снова вывернул палец Родиона и потянул на себя так, что ладонь оказалась раскрытой вверх.
  • Давай погадаю!, - неожиданно потребовал нищий по-русски с легким восточным акцентом.
Родион опешил. Ну, ладно! Он сможет лучше понять и быстрее убедиться в ничтожестве нищего и его такого же приятеля кадровика. Тем не менее, Родион потянул на себя руку, высвобождая ее из цепкого захвата нищего старика. Хватка оказалась железной!
В этот момент Родион, конечно, же подумал о гигиене - мало ли на каких помойках нищий добывает себе пропитание! Старик не отпускал и глядел в глаза Родиону - пристально и неприятно.
  • Ну, погадай!, - согласился Родион. - Только быстро!
  • Ты спешишь на работу. Работа тебе не нравится, но ты боишься опоздать, опасаясь наказания…
Родион ехидно улыбнулся. Неужели кадровик делится с нищим настроениями в офисе? Навряд ли! Хотя…
  • Бороду ты отрастил, чтобы отличаться от других, но тебе не нравится, что ты не один такой…, - продолжил гадание нищий.
Эти слова кольнули Родиона. Борода как знак отличия от обычных обитателей офиса действительно была приятной составляющей жизни. Как некий знак кастовости. Однако Родион нередко испытывал что-то наподобие чувства ревности и неприятия, даже раздражения, если встречал такого же носителя бороды, но с лицом… О котором верно бы сказать: “Рылом не вышел!”. То есть человека явно не этого круга, не этой касты. Воспоминания заставили мимику сложиться в подобающую случаю мину презрения.
  • Вот-вот!, - словно подтвердил, подслушав мысли Родиона, нищий старик. - Каста, блин!
Родиона передернуло и он снова попытался вырвать свою ладонь из руки нищего, который явно изображал гадание по ладони. Старик тут же уткнулся глазами в ладонь Родиона, приблизившись к ней, что вызвало новую волну отвращения. Немытые седые волосы выглядят омерзительно.
Нищий, не отрываясь от ладони, стал что-то чертить обгоревшей спичкой по слою пыли на асфальте. У него получился какой-то замысловатый узор. Чем-то знакомый. Дракон?
  • Вот такая татуировка у тебя на правом плече, под рубашкой - объяснил суть рисунка на пыли нищий. - А вот такая на левом.
Старик начертил новый рисунок. Родион пришел в замешательство. Дракон был точь-в-точь как тату на плече. Что еще за фокусы? Родион попытался вспомнить, и ему кажется, что в офисе он не мог быть в майке, когда жарко. Значит, тату не мог увидеть кадровик…
  • А на правой ягодичной мышце у тебя…
  • Ну, ладно! Хватит! Что еще за фокус?, - оборвал нищего Родион, замявшийся от мысли, что такую подробность кадровик уж точно знать не мог. - Как ты это делаешь? Ну, ладно! Не важно! Пожалуй, достаточно!
На этот раз Родиону удалось вырвать свою руку и он уже собирался отойти от этого странного старика, и уже повернулся, отвернулся от него, как…
  • Так ты никогда не докажешь, что ты - человек!, - пригвоздил его нищий.
  • Что?! Как?! Почему?! Что ты такое говоришь?!, - резко обернувшись, выпалил Родион.
Он вовсе не собирается никому ничего доказывать. Он - человек, и знает это! Вот только… Почему слова нищего старика зацепили, больно задели его? Успокоив себя некоторым усилием воли, Родион вернулся к разговору.
  • Что ты имеешь ввиду? Скажи!
Нищий ухмыльнулся и сощурил и без того узкие свои азиатские глаза - остались одни морщины.
  • А на ягодице у тебя…
  • Заткнись!, - вспыхнул Родион, но снова взял себя в руки. - Говори!
  • Ну, ладно! Если ты готов, то  слушай!, - старик, кажется, сомневался, раздумывал, говорить или нет. - Пожалуй… Пожалуй, я сначала закончу свое гадание. Отвечай на вопросы!
Родион кивнул, хотя, не вполне понял старика.
  • Сегодня ты в хорошем настроении. Ты хорошо себя чувствуешь. Уверен в себе. Это ненадолго. Через неделю, и ты уже знаешь об этом, тебя придавит так, что ты не сможешь вспомнить, что неделю назад тебе было хорошо. Такие перепады случаются с тобой регулярно. Ты приходишь в отчаяние, когда тебе снова плохо, и, кажется, не можешь выкарабкаться, выправиться, но проходит время, и ты снова жив и полон сил. Сил столько, что это замечают окружающие. Ты не знаешь, не понимаешь, что с тобой, и отчего эти перепады. Так?
  • Да! Так!, - диагноз нищего был поразительно точным.
  • Ты начинаешь считать себя ненормальным, психом, не таким, как все нормальные люди, - продолжал старик. Так?
  • Я ненормальный? Я псих? Я болен?, - с надрывом и болью, с надеждою услышать опровержение, утешительное для себя, воззвал к старику Родион. - Ответь!
Старик помолчал, словно примериваясь, как ответить.
  • А ведь ты же этого и хотел - быть не как все. Вот и получай!, - от глаз нищего снова остались лишь морщины. - Да! Ты - ненормальный! Но ты не псих и не болен. Более того, ты, в известном смысле, здоровее нормальных. Да! И это, несмотря не явные аномалии и патологии.
  • Ты врач?, - вдруг отвлекся Родион.
  • Да, блин! Авиценна! Али-Абу-Ибн-Сина!, - явно отшутился нищий. - Не отвлекайся! Продолжим диагностику! Бывает, ты начинаешь думать о чем-то, размышлять, анализировать, строить умозаключения, пытаться познать нечто важное…, - Родион кивнул, но нищий продолжил. - Тебе кажется, что важное. Ты думаешь, думаешь, думаешь. Мысли твои разгоняются и бегут все быстрее. Ты поражаешься тому, с какой скоростью и каким масштабом тебе открываются истины и… Тебе становится страшно от этого. Ты себя таким не знаешь. Это не ты, думаешь ты. Мысли бегут, истины открываются, а ты наблюдаешь за этим, как бы со стороны и тебе становится очень страшно, жутко. Ты решаешь остановиться, и… у тебя это получается. Ты останавливаешься. В голове пустота. Ты измотан и обессилен, как если бы разгружал вагоны. Может пройти день или два, пока ты придешь в себя и восстановишься...
Родион молчал, уставившись взглядом в какую-то точку над головой нищего - ушел в себя.
  • Ну? Пугаешься скорости своей мысли?, - попытался прорваться через ступор молодого человека старый нищий. - Вот представь! Ты читаешь книги, смотришь фильмы, слушаешь радио… Это не твои мысли. Ну, это как если бы ты сидел у окошка в автобусе. За окном картинки меняются со скоростью движения автобуса. Это зависит не от тебя. Зависит от водителя автобуса. Он определяет скорость, как автор книги определяет скорость изложения мысли. И вот ты пересаживаешься за руль. Пусть не за руль автобуса - там же люди! Тебе их доверять пока нельзя. Ты просто за рулем каких-нибудь стареньких “Жигулей”. Сам! За рулем! Ты теперь управляешь скоростью. Взял и разогнался, надавив на “газ”.
Кажется, Родион стал приходить в себя и прислушивался к словам нищего, который продолжал.
  • И вот ты за рулем. Тебе нравится! Ты управляешь своими мыслями. Ты - причина! Не следствие!, - теперь Родион точно пришел в себя и кивал головой в такт словам нищего. - Ты разогнался! Скорость высока! А что дальше? На такой скорости ты уже не можешь запросто управлять автомобилем. Опыта нет. Навыков. Это опасно. Можно разбиться. Вот он - страх. Страшно и хочется остановиться...
Родион, как китайский болванчик, кивал головой - все именно так. Все верно! Вот она - причина страха! Как удивительно точно старик передал происходящее с Родионом! Да! Он действительно испытывает чувство страха, если думает слишком быстро.
  • С этим можно что-то сделать?, - этот вопрос был важен для Родиона.
  • Нет!, - нищий сделал паузу - для того, наверное, чтобы насладиться отчаянием собеседника. - Все пройдет само собой. Продолжай думать быстро и привыкнешь. Гарантирую! Просто должно пройти время.
  • Хорошо! Я все понял!, - Родион повернулся от нищего и определенно собирался продолжить путь - может быть, чтобы воплотить в жизнь рекомендации старика.
  • Погоди!, - остановил намерения Родиона нищий. - Ты ничего не забыл?
  • А… Да! Спасибо!, - спохватился Родион.
  • Нет! Не это! Ты забыл, о чем мы договорились, - нищий пытливо смотрел Родиону в глаза.
  • О чем мы договорились?, - растерянность Родиона явно говорила о том, что он шокирован, не в себе, потерялся.
  • Мы договорились, что я погадаю тебе. Поставлю тебе диагноз. Дам тебе рекомендации, что делать и как жить. Диагноз о страхе скорости мысли - не единственный, хотя и важный, - нищий закончил, давая Родиону прийти в себя, вернуться к разговору.
Родион кивнул.
  • Продолжим наши исследования!, - объявил нищий. - Я буду перечислять, а ты кивай головой, если это есть или было.
Родион кивнул.
  • Продолжительный, от суток и более, пост, вегетарианство, какая-нибудь диета?
Родион кивнул три раза.
  • Экстремальные виды спорта? Ну, там, прыжки с парашютом? Участие в боевых действиях? Единоборства?
  • Руфинг и айкидо, - выбрал позиции для ответа Родион.
  • Это что еще за руфинг?, - с недоумением переспросил нищий.
  • Покорение вершин высотных зданий и индустриальных сооружений, - пояснил Родион.
  • Ага! Верхолазание!, - понял нищий. - Сексуальные эксперименты? С партнершами? С партнерами?
Родион не кивнул, но красноречиво покраснел.
  • Это от того татуировка на правой я…
  • Дальше!, - неожиданно охрипшим голосом перебил Родион.
  • Ладно! Проехали!, - нищий улыбался. - Нарушения корпоративных правил, норм, традиций, дисциплины, формы одежды… Как это? Дресс-код? Нарушения и протесты против этого из принципа, ради свободы.
Родион решительно и убежденно покивал головой старику. Кивнул в ответ и старик.
  • Увольнение с работы, потому что душно, несвободно, подавляет? Работа на дому?... Э-э-э… Фриланс?, - казалось, нищий притворяется, делая вид, что не знает этих современных слов - не так уж он прост, этот нищий старик. - Уехать куда-то на далекий остров и просто жить там? Дауншифт?
Родион кивнул и добавил:
  • Я осенью хочу уехать на Гоа…
  • Ну-ну!, - ухмыльнулся старик и добавил, явно кого-то цитируя - В глушь! В Саратов!
Родион не понял, о чем это он, но кивнул.
  • Презираешь карьеристов и смеешься над ними, хотя, было время, и сам горел этим.
Родион кивнул. Нищий закатил глаза, как будто обдумывая что-то, анализируя, формулируя ответ.
  • Все ясно!, - радостно провозгласил старик. - Ты - типичный растущий! Оторвался от массы подчиненных инстинктам и нормам. Растешь и когда-то вырастешь в человека.
  • Разве я уже не человек?, - возразил Родион.
  • Нет, но уже больше человек, чем большинство людей, - непонятно возразил старик. - В жизни небольшого процента людей, примерно в твоем возрасте, наступает период, когда вы начинаете осознавать, что каждый из вас вовсе не организм или наемный работник, а дух. Дух, управляющий телом, умом, эмоциями, отношениями… работой, любыми действиями.
Нищий сделал паузу, чтобы дать Родиону успевать переваривать мысли. Родион не подавал признаков интеллектуальной жизни, то ли не успевал, то ли просто ушел в себя, как все интроверты. Нищий не  пал духом. Он видел такие реакции и ранее, и потому не расстроился, не посчитал ситуацию и самого Родиона безнадежными, а просто продолжил вещание.
  • Дух! Вот что отличает человека от обезьяны!, - возвысил голос нищий. - Дух правит человеком! Он и есть человек… Правда, правит не всегда удачно, с причудами, со страданиями, экспериментами… Вот в эту пору ты и попал, растущий.
Нищий перевел дух и продолжил.
  • Все внешнее и внутреннее, что правило тобой до этого, стало мишенью для тебя, твоего духа, и он атакует твою природу - животную и общественную. Атакой добивается победы. Сначала вмешивается и усиливает действие природы, например, пищевого инстинкта. Ты обжираешься. Затем, когда дух обрел опыт и силу, ему по силам останавливать пищевой инстинкт. Ты голодаешь, постишься, становишься вегетарианцем, плодоедом, праноедом, солнцеедом… Попрактиковавшись, ты больше не зависишь от голода непреодолимо, хотя внешне ты ешь также, как и раньше, до твоих экспериментов с пищевыми генными программами.
Родион, не замечая того, кивал головой, подтверждая тем, что ему знакомы перечисленные нищим стадии преодоления пищевой зависимости. Нищий же последовательно и обстоятельно рассказал об этапах преодоления.
  • Сначала физиология, тело, организм со всеми его животными инстинктами, генными программами, безусловными и условными рефлексами, - в манере заправского лектора вещал нищий старик, а может, он был раньше профессором? - Со всеми инстинктами и реакциями приходится бороться не на шутку. Пищевые, репродуктивные и самосохранения генные программы. Затем социальные программы, поддерживаемые генами стадности и доминирования.
Нищий снова сделал паузу. На этот раз для вопроса.
  • Ты ведь знаешь это по себе - одеваться с протестом офисному дресс-коду, отрастить бороду, опаздывать на работу, уходить раньше, смеяться над корпоративными ценностями и дураками… Например, над кадровиком, над его военной тупостью.
Родион, признаваясь, кивнул. Он до сих пор еще не успокоился и не упускает возможности и поводов для протеста.
  • Охлаждение к карьере - тоже из этой оперы, только на уровень повыше, - продолжал нищий лектор. - Тебе больше не хочется быть лидером и вести за собой, получить вожделенную руководящую должность и править людьми.
Родион привычно кивал - старик снова прав. Откуда он все это знает? Кто он такой? Кем был в прошлом?
Наверное, Родион невольно размышлял вслух. Нищий старик ответил на вопросы молодого человека.
  • Откуда я знаю все это? Я прошел этой дорогой и помню все ее полустанки. Сейчас я тот, кто может просто знать, больше не вмешиваясь в судьбы мира. За свою долгую жизнь кем я только не был - путь всегда один. От зверя к человеку. “Чрез тернии к звездам!”.
Нищий умолк. Молчал и Родион. Они поговорили почти обо всем.
  • Да! Чуть не забыл!, - спохватился нищий. Ты ведь хочешь знать, что тебе делать и как жить? Отвечаю! Живи, как живешь. Продолжай расти. Будет опасно. Будет больно. Будут травмы. А ты продолжай! Не сдавайся… Видишь? Нет никакого секрета. Нет никакого легкого пути или способа срезать углы. Разве что…
Родион почувствовал, что сейчас узнает что-то действительно важное.
  • Секрет все же есть!, - нищий заговорщицки сощурил глаза на и без того морщинистом лице. - Пройдет время, и ты вырастешь, станешь зрелым. Как я. Ну, не буквально нищим, а зрелым. Уже сейчас не теряй времени. Живи, как зрелый! Поступай, как зрелый! Подражай зрелым!
Родиону будто вспомнилось или открылось что-то забытое.
  • Я хочу стать твоим учеником!, - выпалил Родион.
Нищий улыбнулся.
  • Зачем мне ученик? Зачем ты мне? Мне ничего не надо! Да и зачем тебе искать чего-то экзотического? Ты что, и в самом деле хочешь сидеть рядом со мной на холодном камне? Готов собирать остатки еды в мусорных баках? А я ведь еще и издеваться стану над тобой, гонять, испытывать, даже лупить палкой… Ты не готов!
Роман заметно поник. Ему показалось, что он нашел то, что искал и снова потерял.
  • Тебе повезло, о юноша!, - продолжил старик, подражая, наверное, Старику Хоттабычу. - Рядом с тобой есть вполне подходящий для наставничества старец. Он кажется тебе странным, но уж поверь, я - куда более странный. Поступай-ка к нему в ученики. Он, можно сказать, ждет тебя.
Нищий кивнул головой в сторону Волгоградского проспекта. Родион проследил за указанным направлением и увидел метрах в ста… кадровика.
  • Наш кадровик?, - поразился Родион.
  • Не ваш, а всеобщий!, - отшутился нищий. - Устоз Сергей!
Словно догадавшись, что речь идет о нем, кадровик помахал рукой.
  • Ну, иди! Слушайся учителя!, - напутствовал Родиона нищий.
Родион кивнул головой и собрался уже идти, как увидел нечто и остолбенел. Над лежащей на асфальте тюбетейкой нищего висела в воздухе монетка. Может, именно та, которую дал старику Родион.
Увидел это и нищий. Он покачал головой и погрозил пальцем кадровику.
  • Не балуйся!
Затем старик оттопырил пальцем край кармана на рубашке и повелел монетке переместиться в карман. Монетка исполнила приказание.
  • Иди-иди!, - поторопил Родиона нищий. - Торопись! Жизнь коротка, и прожить ее нужно… Ну, ты знаешь!

Сергей Александрович Русаков.
17 июня 2017 года.

Метро.  

воскресенье, 9 июля 2017 г.

Аниматор из будущего или о путешествиях во времени во имя любви


Аниматор из будущего
или о путешествиях во времени во имя любви
(научно-фантастический рассказ для взрослых)


За всё нужно платить! За путешествие в прошлое приходится платить дискомфортом вонючей липкой духоты скафандра. Интересно, они и в самом деле дезинфицируют внутреннюю поверхность скафандра?
Говорят, что раньше, может, именно в том времени, куда попал Андрей, в моде, в практике были широко распространены одноразовые решения. Зацепившись однажды своим любопытством за эту тему, он с удивлением обнаружил во вновь появившихся областях своих знаний подробнейшие выкладки инженерно-технических разработок человечества, озабоченного сложным клубком проблем.
С одной стороны, производить что-либо недолговечное и даже одноразовое проще, как с точки зрения производства, так и в плане утилизации. С другой стороны, всё разовое и одновременно дешевое, вопреки логике современников Андрея, в прошлом воспринималось людьми, как что-то недостойное, позорное, порочное. Напротив, кустарное, крафтовое, штучно изготовленное считалось верхом вожделений.
“Индпошив и ширпотреб!”, - прочитал Андрей из памяти два красивых термина из обихода прошлого. Он улыбнулся, подумав о другом. По техническим условиям перехода с линий настоящего на линии прошлого, внутри скафандра приходится быть… голым. Вот почему он вспомнил об одноразовом подходе. Телу было бы приятней, если бы между ним и внутренней обшивкой скафандра была прослойка какого-нибудь одноразового комбинезона. Однако путешествовать возможно лишь голым…
Несколько раз это приводило к конфузам. Если путешественник по какой-то причине терял сознание, а такое могло быть и из-за вони внутри - пахло электричеством, то сердобольные люди извлекали из скафандра голого человека. Однако не стыд был конфузом. Скафандр внутри был обычным скафандром - сложным инженерно-техническим комплексом с датчиками, проводами, сервомеханизмами, что явно не соотвествовало уровню технического прогресса прошлого.
Голого бедолагу или голую доставали из скафандра, приводили в чувство, а скафандр в это время запрограммировано самоуничтожался, аннилилируясь.
Мало того, что за голыми путешественниками приходилось устраивать специальные спасательные экспедиции, а это чрезвычайно сложная операция, так не менее важно и другое.
Представьте себе впечатления людей того уровня развития, которые видят  весьма странную картину. Вполне знакомый предмет повседневности вдруг являет собой совершенно иное. Да! Внешняя оболочка скафандра всегда маскируется под что-то подходящее.
Андрей выбрал активный и потому популярный вариант внешней маскировки скафандра путешественников в прошлое. Прохожие привычно обтекали слева и справа рекламного аниматора в поролоновом костюме “хот-дога” - вареной мясной сосиски, вложенной в надрезанную вдоль продолговатую булочку. Ходячая реклама фастфуда известного тогда бренда.


Под ноги Андрею полетел опустошенный бумажный стаканчик. Недолгая его владелица допила кофе как раз в тот момент, когда замысловатой мелодией ринг-тона зазвонил ее мобильный телефон. Освобождая руку, она выбросила стаканчик и ответила на вызов.
Вот она - концепция “Недорогая недолговечность!”. Андрей подумал о судьбе бумажного стаканчика и улыбнулся. В настоящем времени все гораздо проще. Каждый предмет пользования может по желанию владельца либо аннигилироваться, либо регенерироваться. Стаканчик либо исчезнет без следа, либо все время будет новым.
Не обращая внимания на аниматора в костюме хот-дога, девушка, увлеченная телефонным разговором, поворачивалась вокруг своей оси, как манекен в магазине модной одежды, и Андрей имел возможность рассмотреть ее, и рассматривал с удовольствием.
Так бывает, когда некоторые девушки попадают в забавную ловушку, прихорашиваясь, подкрашивая ресницы или губы, а то и поправляя предметы туалета перед затонированным боковым стеклом стоящего автомобиля, как перед зеркалом, не зная, что пассажиры в этот момент наслаждаются видами.
  • И больше мне не звони!, - выпалила девушка, отключилась от звонка и всхлипнула.
В глазах ее блеснули слезы. В этот момент девушка была к аниматору лицом, хотя и другие ракурсы понравились Андрею. Девушка была хороша. Контекст подслушанного телефонного разговора явно свидетельствовал о присутствии любовной истории. Поддавшись душевному порыву поддержать девушку, Андрей сделал это мимически - вздохнул, подняв и опустив плечи, а потом развел руки. В кожуре костюма хот-дога такая задача передачи эмоциональной поддержки мимическими средствами была нелегкой, но Андрею, это удалось.
  • Да что ты понимаешь?, - в сердцах отреагировала на мимическую фигуру девушка.


Алисе не нравился этот мир. Она хотела быть вне его хоть как-то. Например, отличаться от остального населения планеты образом жизни и одеждой. Одета она была и впрямь необычно, но все же лишь попадала в менее статистически распространенную группу людей, в частности своих сверстниц, которые одевались, не как все, и потому одинаково. Группа эта постоянно множится в свой численности не прибавляя к идее “Быть не как все!” хорошего настроения.
Шутка ли? Выйдешь на улицу, чтобы доказать всем, что ты не как все и от всех отличаешься, и тут же встречаешь одинаково с тобой одетых одну, вторую третью… Мода! Чтоб ее!
Собственно, именно это послужило причиной эмоционального телефонного разговора Алисы со своим... Молодым человеком? Парнем? Бой-френдом? Она застала его целующимся с какой-то девицей, что самое обидное, одетой точь-в-точь, как Алиса. Все кончено! Теперь он ей никто! Пусть знает! Она не такая! А какая она?...
Алиса задумалась, покачиваясь с носка на пятку в своих огромных ботинках-берцах, засунув свои ладошки в карманы камуфлированных штанов. Лучик солнца сквозь листву деревьев перебегал при этом по обтягивающей красной футболке. С одной груди на другую и обратно, и это было похоже на попеременное мигание парного красного светофора на железнодорожном переезде. Шлагбаум опущен. Проезд запрещен.
Алиса вздрогнула и поежилась, догадавшись, что человек внутри хот-дога рассматривает ее, и подумалось, что взгляд мужской. Алиса поискала в костюме аниматора место, предусмотренное для глаз, но не нашла.
  • Что молчишь?, - громко и довольно резко обратилась к аниматору Алиса. - Скажи что-нибудь!
Андрей был готов к контакту, хотя все же немного растерялся. Путешественников дотошно обучали и подробно инструктировали. Две больших проблемы контактов с людьми в прошлом, касались речи.
Современный язык и язык эпохи, которую Андрей выбрал для путешествия, отличались также, как русский язык этой девушки и старославянский язык, который Андрей тоже знал. Он был уверен в инсталлированной в него языковой программе.
Вторая речевая проблема решалась ограничениями на скорость мышления, логику и применения обычных для современного мира коммуникационных приемов. Ну, и конечно, психологических методов влияния.
Андрей был готов к контакту и вступил в контакт.
  • Привет! Меня зовут Андрей! А как тебя зовут!, - он шутливо поклонился, настолько грациозно, насколько это может сделать хот-дог.
Услышав голос, явно молодого мужчины, Алиса сначала поморщилась - эмоции ссоры с бой-френдом уже успели распространиться на весь мужской род. Кровь ее переполняли адреналины душевной боли. Однако что-то такое в прозвучавшем голосе вызвало, вне воли девушки, другую реакцию, и ее кровь наполнилась эстрогенами, запускающими репродуктивную программу, и вслед за этим, эндорфинами, подтверждающими, что девушка на верном пути. Алиса еле заметно потянулась, чуть поворачиваясь, и улыбнулась.
Социальная практика подсказала естественный сценарий. Выдержав верную паузу, Алиса сделала свой ход.
  • Алиса! Можно просто Аля!, - она осеклась, спохватившись, испугавшись своей откровенности и скорости с которой отреагировала, потом вспомнила, что она отличается от других, напустила на лицо пренебрежительную мину и добавила невпопад, скользнув на линию другого сценария. - Студент? Стипендии не хватает? Родители не балуют или не хочешь быть их нахлебником? Или…
  • Нет!, - прервал ее Андрей, следуя легкому куражу. - Ни то, ни другое и ничто следующее, что придет тебе в голову! Ты ни за что не догадаешься, кто я и что здесь делаю!
Андрей все же нарушил правила и применил, хотя и незамысловатый но, по факту, прием психологического воздействия. Интрига. Алиса попалась. Она замолчала и в самом деле перебирала в уме варианты того, кем мог быть парень в костюме хот-дога, если это не обычная для таких случаев история.
Парень ей чем-то понравился. Удивительно! Ведь она еще не видела его. Какой он? Вспомнив же о главном, решила испытать аниматора.
  • Что для тебя самое главное в жизни?
  • Не быть как все!
Алиса растерялась. Вот так сразу? Прямо в точку? Да они, оказывается родные души? Андрей от души улыбался. Нетрудно определить в девушке растущую личность. Сейчас к этому относятся не более серьезно, чем к ломке голоса в пубертатный период, но раньше люди еще не могли объяснить причин протестного поведения молодых людей, их вызова общественным нормам и обычаям в одежде. Только взглянув на Алису, на ее ботинки и камуфляж, татушки на шее и пирсинг на губе, можно было безошибочно определять стадию роста личности. Алиса почувствовала к Андрею тягу. Андрей тоже. Такое бывает.
  • Может, вылезешь на свет Божий из своего хот-дога?, - в голосе Алисы был особый интерес - она кое-что загадала.
Андрей поймал себя на мысли, что уже дважды нарушил правила для путешественников в прошлое, но Алиса понравилась ему, и он, рискуя нарушить все возможные правила, решился. Передав импульс датчикам активности мозга, он дал команду на экстренное открытие шлема скафандра. Такая функция предусмотрена на случай опасности, например, при попадании в воду. Верхний кончик сосиски откинулся, выбрасывая в атмосферу струйки дезинфицирующей аэрозоли.
Алису это рассмешило.
  • Ну, ты там надышал!, - пошутила она, но смех ее быстро потух сменившись замешательством.
На Алису смотрел… герой! Да! Такой типаж мужчин по иному не назовешь. Красивое лицо сильного духом и телом человека. Умные глаза и  явный интеллект. Теперь Алиса могла оценить и рост Андрея - он высок. что-то такое было в Андрее, что делало его похожим на греческого бога или человека из будущего. Андрей улыбался ей, обнажая ровные белые зубы.
  • Кто ты? Откуда?, - Алиса была поражена и не могла совладать с собой.
  • Я из будущего…, - с Андреем тоже творилось что-то странное, и знаний о таком своем состоянии ему явно недоставало.
Андрей сказал правду, но успокоил себя тем, что сможет обернуть шуткой свое заявление. Алиса приняла шутку. Что ж! Играть так играть!
  • Что рассказать гостю из будущего? Давай я устрою тебе экскурсию по Москве! В будущем есть Москва?
Андрей машинально кивнул. Он москвич и живет в Москве. Конечно, это совсем не та Москва, которую он видит сейчас перед собой. Эти здания, транспорт, дороги вокруг - все как на уроках истории. Вот только люди… “Люди все те же!”, - вспомнил Андрей строку из классика. Алиса почему-то казалась ему современницей.
Алиса воспользовалась поводом не прекращать только что начатое знакомство. Она была историком - закончила исторический факультет МГУ, работала в школе учителем истории, но эта работа не пошла из-за конфликта с директором и учителями. Сейчас она “на вольных хлебах” - подрабатывает от случая к случаю экскурсоводом. Денег не хватает, и приходится жить с родителями. В этом смысле не удается до конца быть не как все.
Решено! Алиса устроит Андрею экскурсию по Москве так, как она это умеет. Пусть он притворяется гостем из будущего - так даже интересней. Это создает формат и задачи экскурсии, и они двинулись в путь от метро Кузнецкий мост, где встретились, вниз по улице Кузнецкий мост мимо любимого кафе свободных людей “Джаганнат”, букинистического магазина, выставки индийских безделушек и картин, продаваемых художниками на улице. Мимо знаменитого кафе “Камчатка”, из динамиков оглашающего улицу старинными песнями геологов-романтиков. В Камергерском переулке Алиса купила два кофе в бумажных стаканчиках. У памятника Чехову они сели на скамейку. Вернее, Алиса села, а Андрей, как ни пытался, не смог сделать это в костюме хот-дога и остался стоять.
Андрей был поражен. Алиса превосходно знала Москву. В ее рассказе о столице была особые нотки гордости, любви, восхищения городом, его обитателями и гостями. Алиса передавала настроение мегаполиса, его летнее, сегодняшнее настроение. Это было удивительно. Алиса была хороша. Она нравилась Андрею все больше и больше.
  • Послушай! Снял бы ты уже этот свой балахон!, - предложила Алиса.
Разумеется, сделать этого Андрей не мог. Снять скафандр можно, но об этом сразу же уйдет сигнал тревоги и будет принят скафандрами других путешественников, находящихся в этом время в данном времени, по их возвращении сигнал этот будет передан в пункт управления, и в прошлое будет выслана команда спасателей.
  • Я не могу!, - Андрей решил говорить правду, в очередной раз нарушая правила. - Это скафандр, и покидать его нельзя. И потом… Я внутри… Без одежды!
Алиса расхохоталась. Андрей продолжал обыгрывать свою шутку, изображая из себя путешественника во времени. Она продолжала заливаться, сопровождая смехом рассказ Андрея, и конечно же, не верила ему, но восхищалась его фантазией.
  • Хорошо!, - решительно заявил Андрей. - Пойдем! Я докажу тебе.
Андрей взял Алису за руку и повел через чугунные ворота во двор. Следуя дворовыми закоулками между автомобилями жильцов и строительными лесами, мимо дверей каких-то офисов и ателье мужской одежды “Леголе”, он, наконец-то, найдя закуток за мусорными баками, где никто их не увидит, остановился и повернулся к Алисе.
  • Смотри!, - Андрей привел в действие аварийную команду, и скафандр стал распахиваться спереди, как если бы кто-то изнутри двигал застежку-молнию.
  • Стриптиз?, - прыснула Алиса.
  • Смотри!, - повторил Андрей, остановив выход из скафандра на половине - иначе сработает сигнализация опасности.
Андрей взял в освободившиеся руки скафандр и показал Алисе его внутреннее устройство. Оторвав восхищенный взгляд от совершенного торса Андрея, Алиса увидела. Паутинки проводов, датчики, что-то совершенно техническое и определенно похожее на технику будущего. Такой поворот событий требовал времени на обработку. Алиса зависла. Андрей что-то говорил и говорил, рассказывая девушке о себе, своих путешествиях, принципах путешествий в прошлое, правилах и ограничениях, случаях и курьезах в таких путешествиях. Алиса слушала и не слышала. Однако через несколько минут ее ошеломление спало, и она удивила Андрея скоростью и логикой мысли. Совершенно женской.
  • Тебе пора возвращаться?, - в глазах блеснули слезы. - Мы расстанемся навсегда?
  • Наверное!, - Андрей пожал плечами. - Дело в том, что все, что со мной происходило в путешествии, записывается и будет расшифровано. Я нарушил правила, и мне будет запрещено появляться в твоем времени впредь. Да! Мы больше не увидимся.
  • А ты можешь остаться здесь?, - Алиса не теряла надежды и искала решение, добавив смелое, - Со мной!
  • Нет!, - Андрей выглядел потерянным. - Это, к сожалению, невозможно. Меня разыщут и вернут в наше время. Оставаться нельзя. Это что-то очень опасно меняет в настоящем, если кто-то из путешественников останется в прошлом.
  • Может, побудешь здесь, пока за тобой не приедут… прилетят… Как там это в вас?, - Алиса не хотела отпускать Андрея - ни сейчас, и никогда.
  • Тогда мне запретят путешествовать в принципе… Но я готов это сделать! Ради тебя! Ради нас!, - Андрей не справлялся со своими чувствами, несмотря на всю подготовку и способности управлять эмоциями.
Это что-то другое, что, возможно, уже забыли в его времени, и это определенно утрата для цивилизации. Люди перестали понимать людей прошлого, их страдания в отношениях друг с другом, когда вместо прагматического соединения в семейный союз на основе рассчитанных генетических и вероятностных карт, люди становятся раз и навсегда близкими, но… Но почему, зачем в прошлом влюбленные пели серенады под балконом возлюбленных и слагали стихи? Что заставляло людей, подобно Ромео и Джульетте, рисковать жизнью, страдать и идти на жертвы? Современная наука все это считает аномалией, находит объяснение через психологические и биологические концепции.
Алиса тоже не собиралась справляться с собой. Она бросилась в объятия к Андрею, прижалась к нему. Он действительно высокий! Их тела разделяла лишь ее красная футболка. Ну, как тут обойтись без поцелуя?
Андрей решил! Он остается с Алисой! Пусть пройдет совсем немного времени до его принудительного возвращения в настоящее, но все это время они будут вместе! Ради Алисы он готов…
  • Нет!, - Алиса догадалась. - Ты вернешься! Нельзя безответственно изменять будущее в настоящем. Лучше.. Ты можешь показать мне мое будущее. Вернее будущее, в котором ты живешь? Мою… нашу Москву в будущем? Это можно сделать?
Андрей с трудом оторвался от представлений и предвкушений счастливых часов, ожидающих его с Алисой до возвращения в настоящее. Технически он может взять Алису с собой. Скафандр предусматривает возможность перемещения во времени двух путешественников. Это задумано, как дополнительная, резервная возможность для эвакуации. Вот только… В штатном режиме они… они окажутся в Центре путешествий во времени. В этом случае Алиса, человек из прошлого будет немедленно обнаружена, изолирована и будет ждать возвращения в свое время. Конечно, к ней применят методы воздействия на память, воспоминания, и тогда она, возвращенная в свой год, не вспомнит ничего, не вспомнит Андрея и… их отношения. Любовь? Пришло на ум старинное слово.
  • Мы можем это сделать. Правда… Правда, придется пойти на некоторые хитрости. Я изучал такие вещи, когда нас готовили к путешествиям. - Андрей напряженно вспоминал. - Есть еще один аварийный режим, и это тоже запасной вариант для эвакуации путешественников. Мы переместимся в мое настоящее, погуляем немного, я покажу тебе Москву будущего, а потом мы запустим еще один аварийный режим, после чего снова вернемся сюда. Вот только…
Алиса снова поняла Андрея с полуслова. Она удивительно быстро освободилась от одежды, буквально, выскользнула из нее, как змейка из шкурки. Настало время Андрею залюбоваться ладно скроенной фигуркой девушки - точеные, гармоничные формы. Алиса влезла в скафандр, заняв место перед Андреем.
  • Зачехляй скафандр! Поехали!, - решительно скомандовала девушка.
Андрей даже не успел сказать слов, смягчающих стеснение, заверений, что будет безупречно осторожен, и что девушка может быть уверена в своей неприкосновенности. Он проделал все необходимые манипуляции и…
Они гуляли по Москве, Москве Андрея, его времени. Они смеялись, привыкая шагать в ногу. Он рассказывал и рассказывал о Москве, отвечая на вопросы Алисы. Они снова смеялись. Чувствовали теплоту своих тел, но не смущались этого. Когда настало время аварийного возвращения в прошлое, печали почти не было в их настроении.
Все произошло, как и задумано. Они вернулись во время Алисы. Она вылезла из скафандра, и теперь уже немного смущаясь и прикрываясь ладошками, также быстро оделась. Андрей хотел было деликатно отвернуть взгляд, но не смог. Загляделся.
Одевшись, Алиса подскочила к Андрею, приподнялась на цыпочки, поцеловала его и шепнула.
  • Прощай, Андрей!, - глаза Алисы наполнились слезами. - Не тяни! Улетай!
  • Прощай!, - кивнул Андрей.
Он хотел сказать еще что-то. Благодарное или обнадеживающее, но какой-то спазм в горле мешал говорить. Андрей исчез в мире Алисы, оставив запах электричества, к которому Алиса уже стала привыкать. Более тонкий запах - запах тела Андрея… Наверное, она запомнит его навсегда. Они были вместе, рядом, близко целых…
Андрей нарушил еще одно правило - нарушать, так нарушать! Алиса исполнила правило. Есть правила предписанные и прописанные на таком уровне, что лучше их выполнять, невозможно не выполнить. В этом и состоит предназначение человека и секрет его счастья. Это касается людей всех времен. В прошлом, настоящем и будущем. Потому что люди, в отличие от одноразовых бумажных стаканчиков, вечны…


Сергей Александрович Русаков.
9 июля 2017 года.
Новая Москва.

Дача.