Автор

Моя фотография

Преподаватель Академии народного хозяйства, писатель, пенсионер...

вторник, 4 июля 2017 г.

Ангелы бывают разные


Ангелы бывают разные
или о приключении в офисе, изменившем трех людей

Судьбы нет. Человек сам делает выбор. Ошибается, конечно. Тем не менее, наиболее вероятный сценарий существует. Он известен ангелам-хранителям. Бог запрещает или не рекомендует им раскрывать тайну вероятного сценария. Человек вполне может сделать это сам. Так, взрослый бдительно следит за ребенком, когда тот вот-вот упадет и ушибется или наоборот, вот-вот сам найдет трудное решение. Взрослый рядом. Готов помочь, но не вмешивается, не предупреждает, иначе ребенок не научится, не будет развиваться. Предупреждать и подсказывать нельзя, но ангелы нашли решение.
Современного человека непросто заставить читать, и все же люди читают. Скорее, чтобы занять чем-то глаза и скоротать время поездки в метро.

Дорогин шагнул на первую ступеньку лестницы и поднял глаза в направлении подъема. Взгляд уперся в обтянутую короткой юбочкой попку какой-то девицы, опасно для нравственности старика посверкивающей еще незагорелыми ножами. Дорогин снова опустил глаза.
Лето в этом году так и не наступило, и девушки спешили захватить каждый более или менее теплый денек, чтобы разрешить генной репродуктивной программе включиться в режим привлечения внимания парней. Не стариков!
Дорогин улыбнулся, вспомнив молодость и нахмурился, упрекнув себя за то, что невольно откликнулся, попался на удочку девичьих бесхитростных чар. Он склонил голову еще ниже, и теперь видел только белые туфельки, взлетающие со ступеньки на ступеньку. Вот и последняя, верхняя ступенька.
Дорогин поднялся по лестнице с платформы станции метро Текстильщики. Здесь недалеко он работает, и нужно спешить, чтобы неумолимая электроника турникета не зафиксировала его опоздания и не занесла его в базу данных такого же неумолимого отдела кадров.
Хотя… Хотя, можно попробовать договориться с кадровичками. Одна почти сверстница определенно поглядывает с интересом на отставного военного. Надо бы зайти к ней, поболтать с ней о том, о сем, наладить контакт, завязать отношения…
Неожиданно перед опущенными вниз глазами Доронина появилась сложенная газета, сжатая чьей-то рукой - маленькой, сухонькой и явно немолодой. Дорогин пробежал взглядом по руке и нашел ее хозяйку. Старушка-газетчица из тех, что раздают в холлах метро бесплатные рекламные газеты.
Старуха требовательно смотрела прямо в зрачки Дорогину. Он даже смутился. Наверное, старуха решила честно отрабатывать свою ничтожную зарплату, всучивая каждую газетенку всем, пробегающим мимо.
Дорогин машинально взглянул на газету, выхватывая обрывки заголовков и строк: “...Совсем скоро!...”, “...Не упустите момент!...”, “...Как стать…”. Обычные безыскусные штампы. Ничего нового!
Дорогин вскинул брови вверх и снова вернулся взглядом в глаза старухи. Та покивала головой: “Бери-бери!”. Дорогин пожал плечами, натянуто улыбнулся, укоряя себя, что поддался чужой воле и взял газету.
Неясной причины дискомфорт он постарался погасить мыслью, что выбросит никчемную газетку в первую же урну. Старуха удовлетворенно кивнула, как если бы хорошо сделала свою работу.
Дорогин исполнил замысел и с размаху, движением, напоминающим детскую игру в ножички, воткнул газету в жерло урны. Непроизвольно бросились в глаза строчки, разбросанные по видимой части упокоившейся в урне газеты: “Охранное агенство “Порядок и честь!”, “Завтра будет дороже!”, “Страхование жизни…”. Реклама есть реклама. Глупая и бесполезная.
На работе, на которую удалось не опоздать, все текло неторопливо и рутинно. Если руководству не попала никакая шлея под хвост, то дни офиса осыпаются один за другим, как осенние листья с деревьев. Можно спокойно делать свою работу, не задумываясь о ее целесообразности. Так, старуха вяжет свой вечный носок, постукивая спицами, не глядя на них, и говорят, они могут вязать в темноте. Лишь бы занять руки.
Дорогину вспомнилась старуха-газетчица. Что-то в ней сначала насторожило его, а потом заставило потратить время на воспоминания того случая в метро. Он задумался и не заметил, как за его спиной появился руководитель.
  • С таким отношением к работе наша компания никогда не добьется успеха!, - прозвучал его бас, и Доронин, вздрогнув, оглянулся. - Чем это вы здесь заняты?
Вопрос застал врасплох, и Доронин замешкался, решая, как покороче описать выполняемое задание.
  • Что? Нечего сказать в свое оправдание?, - децибелы в голосе руководителя нарастали, привлекая внимание сотрудников вокруг, и Доронин растерялся еще больше, не улавливая, к чему тот затеял весь этот разговор.
Видимо, воодушевившись обращенными на него головами подчиненных, руководитель еще более возвысил голос.
  • Обратите внимание на этого…, - он сделал паузу, то ли подбирая эпитеты, то ли для пущей остроты свой тирады. - Нет слов, чтобы… Сказать приличными словами… Назвать вещи своими именами…
Руководитель запутался в словах и еще больше разозлился, добавив досады на себя к необъяснимой злости на подчиненного.
  • Позор нашего коллектива!, - выпалил он и побраговел лицом.
Дорогин медленно поднялся со стула, поворачиваясь к руководителю. Он тянул время - может, все еще образуется, как-то разрешится, рассосется? Руководитель посмотрел на подчиненного, словно удивился от неожиданности, что тот стоит напротив и смотрит ему в глаза без тени какой-либо эмоции. Видимо, посчитав, что смотреть в глаза подчиненному ниже его достоинства, руководитель скосил глаза вбок, куда-то за спину Доронину, и нанес добивающий удар.
  • Чмо!

В это время за полуоткрытой дверью какого-то технического коридора метрохозяйства старуха-газетчица, взяв из коробки очередную пачку рекламных газет, рассуждала вслух:
  • Ну, вы и затейники! Мы же договаривались - никаких этих ваших хитроумных комбинаций!, - старуха замолчала, словно ожидая ответ, и не дождавшись, продолжила. - Вы же знаете людей. Им прямо говори - не поймут, а у вас целая стратагема!
  • Все дело в том, что это как раз тот случай, когда достаточно подвигнуть одного, и это изменит другого!, - с особым тембром, музыкально чистым, прозвучал чей-то голос.
  • О чем и речь-то!, - препиралась старуха. - Не поймет твой ничего! У нас есть опыт, эмпирика, статистика. Вы же знаете - процент реализации замысла посредством непосредственного участия подопечных весьма невысок, да еще и снижается в зависимости от квадрата сложности.
Старуха замолчала и зачем-то нагнулась к коробке с запасами газеты, что-то там перебирая.
  • Понимаете…, - второй голос был также мелодичен, но с легкими нотками заискивания. - Мой подопечный пока так слаб духом, что не сможет, не решится действовать сам…
  • А твой?, - перебила второй голос старуха, адресуя вопрос первому.
  • Мой как раз, наоборот, весьма силен духом. На это и расчет…
  • Час от часу не легче!, - старуха в сердцах бросила отобранную пачку газет на коробку и всплеснула руками. - Вы же знаете людей! Они крайне жестоки! Жестокость, помноженная на силу, смертельно опасна!
  • Мы в полной мере осознаем риски, и если что-то пойдет не так, вмешаемся непосредственно.
  • Ну, ладно!, - примирительно отозвалась старуха-газетчица. - Что на этот раз?
  • В следующий раз мой подопечный должен получить направляющее пророчество вступиться за подопечного моего товарища.
  • То же самое?, - уточнила старуха.
  • Почти. Другими словами. Чтобы дошло…
Газетчица кивнула, повернулась, отворила какую-то дверь в стене и исчезла за ней. В полутемном коридоре мелькнули три светлые тени.
В маленькой комнатке старуха уселась за стол, включила настольную лампу и компьютер, который громко загудел и через минуту засветился голубым светом старинного монитора с электронно-лучевой трубкой. Затем газетчица поводила и пощелкала старой проводной мышкой, открывая и закрывая какие-то окна, и, в конце концов, перед ней открылся  текстовый файл.
  • Как тут было-то? Порядок и честь… Завтра будет дороже… Страхование жизни…, - она закатила глаза, задумавшись. - Ага! Береги честь смолоду! Нет! Куда это вставить? Честь… Честь… Честь… Во! Сауна - честь по чести! А что? Ничего так!... Дальше! Как продать свою квартиру дороже… Годится! Дальше! Высокое качество жизни! Нет! Даешь высокое качество жизни! Сойдет! Сложилось...
Газетчица пощелкала мышкой, сохраняя текст и отправляя куда-то электронное письмо. Совсем по-молодому потянулась, прогибаясь в спине, вскочила, выбежала в коридор, схватила пачку газет и порхнула в поток пассажиров. Они брали из рук старухи газету, пробегали глазами обрывки заголовков и текли дальше.

“Честь дороже жизни!”, “Честь дороже жизни!”, “Честь дороже жизни!”, - стучала в висках Дорогина кровь. Перед глазами почему-то стояли строчки из рекламной газеты, выброшенной им сразу после того, как ее всучила старуха-газетчица. Причем здесь это?
Никто не имеет права унижать честь и достоинство человека! Хватит! Этот хам достал своими издевательствами всех сотрудников офиса. Сейчас ему воздастся. Дорогин уже кое-что умеет…
Ярость закипела в нем. Дорогин мысленно собрал ее в подобие шаровой молнии. Также мысленно слепил из молнии ослепительно яркий “снежок”, мысленно взял в правую руку, размахнулся и что есть силы швырнул сгусток ярости в лоб руководителю. В последний момент словно кто-то толкнул Дорогина, и “снежок” угодил руководителю в грудь. “Не надо бы в сердце-то!”, - успел подумать Дорогин. Руководитель рухнул. Подчиненные повскакивали с мест.
Произошло нечто, что не может остаться без внимания скучающей публики. Руководитель, известный своим дурным характером, придирками и наездами, выбрал своей жертвой новичка, молодого сотрудника. Надо сказать, что во внешнем виде и поведении парня было что-то такое, что провоцировало улыбнуться, отпустить шутку, подколоть. Он был худым, нескладным, молчаливым и заторможенным - не сразу отвечал, если кто обращался к нему, тупил или был в себе, как все интроверты. Руководитель выбрал себе новичка в жертвы, и этот случай изучает виктимология.
На этот раз руководитель превзошел все ожидания офисного “светского общества”. Новичок был просто размазан им. Будь он девушкой, все кончилось бы рыданиями, а может, и суицидом, но парень молча сносил оскорбления.
Неожиданно в ситуацию вмешался сотрудник в возрасте, довольно сильного характера и независимый. Он держался особняком, но пользовался необъяснимым уважением коллег. Сотрудник встал между руководителем и новичком, словно защищая собой жертву. Видимо, он что-то сказал руководителю, что тот упал.

Дорогин стоял над поверженным противником и начинал догадываться, что произошло. Похоже, он переборщил с применением силы, да еще и промазал. Реакция руководителя походила на сердечный приступ.
  • В сторону!, - оттолкнув Дорогина, к распростертому телу руководителя подлетел тот самый новичок. - Вызывайте скорую! Немедленно! Кардиореанимацию!
Молодой человек действовал решительно и умело, даже профессионально. Наложил пальцы на шейную артерию. Остановка сердца. Ослабил удавку галстука. Расстегнул пуговицы рубашки и открыл грудь. Привстал, сложил ладони и сделал четыре сильных, глубоких, ритмичных нажима на грудину. Положив ладонь под шею руководителя, запрокинул его голову, зажал другой рукой ноздри бездыханного и с силой вдохнул в него порцию воздуха. На пятом цикле руководитель задышал, открыл глаза и попытался подняться.
  • Лежать!, - тихо, но властно, новичок придавил его грудь ладонью к полу. - Почему не вызвали скорую? Звоните!
Дорогин пришел в себя, достал из кармана мобильный телефон и короткими четкими фразами сказал все необходимое оператору скорой помощи. Лишь дважды он добавил в свой звонок медицинские термины, повторяя то, что велел ему передать врачам новичок. Оказалось, что тот в группе волонтеров прошел курсы парамедиков и стажировку в неотложке. Готовил себя к спасению людей.
Дорогин своим необычным поступком тоже пытался спасти офис от тирана-руководителя, не заметив при этом, что тот напал не на него, а на новичка. Честь дороже жизни!

  • Теперь вы понимаете, какой результат стоял на кону?, - мелодичный голос был адресован старухе-газетчице, которая, отсмеявшись, вытирала слезящиеся глаза. - В результате этой удачной комбинации мы сразу, одновременно инициировали двух людей, и по прошествии жизни, они, как и мы, станут ангелами-хранителями каких-то своих подопечных.
  • А может, - продолжил второй мелодичный голос. - Кто-то из них станет ангелом при жизни, и будет, подобно вам, предупреждать людей об опасности и направлять их строчками какой-нибудь газеты или рекламного флаера, а вы вознесетесь и присоединитесь к нам.
  • Скорей бы уж…, - мечтательно добавила старуха. - Тело-то уже не молодо!... Ну, а ты-то что молчишь? Что с твоим подопечным?
  • Похоже, что и с ним произошли радикальные перемены. - Послышался третий мелодичный голос. - Конечно, я тоже мечтаю, чтобы и мой подопечный стал ангелом.
В полумраке технического коридора метро светились четыре силуэта. Три ангела-хранителя и один ангел-вестник.

Сергей Александрович Русаков.
2 июля 2017 года.
Новая Москва.

Дача.

Комментариев нет:

Отправить комментарий